«БОРИС ГОДУНОВ»: ИСТОРИЯ ГЕНИАЛЬНОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

История Опубликовано 19.11.2018 - 17:15 Автор: Редактор Портала ОСИЯННАЯ РУСЬ

Считается, что 19 ноября (7-го, если по старому стилю) 1825 года Александр Сергеевич Пушкин завершил трагедию «Борис Годунов». В письме к Вяземскому Поэт пишет:

«Поздравляю тебя, моя радость, с романтическою трагедиею, в ней же первая персона Борис Годунов! Трагедия моя кончена; я перечел ее вслух, один, и бил в ладоши, и кричал, ай да Пушкин! ай да сукин сын!»

Ну, а поскольку учебники со стародавних времен пишутся далеко не Пушкиным, то и русские школьники знают историю скорее по урокам литературы, нежели истории, то и висят с тех пор на Борисе Годунове многочисленные ярлыки: узурпатор, крепостник, западник – и, самое страшное обвинение.

Детоубийца.

Узурпатор?​

Борис Годунов – легитимный государь, раз уж избран на престол Земским собором. Строго говоря, и Романовы взошли на престол в 1613-м таким же образом – и что теперь, их тоже считать узурпаторами?

И еще. На вопрос: «Сколько династий было на российском троне?» в большинстве случаев следует ответ: «Две». Но все-таки три, поскольку Годуновых на троне было двое – Борис и сын его Федор. Да, Федор не был венчан на царство, но в таком случае логика требует исключить из перечня российских монархов несчастного ребенка Иоанна Антоновича, а также согласиться с тем, что царствование Романовых прерывалась на 1,5 года, раз уж коронация Александра Второго откладывалась до подписания парижского мирного договора (1855-1856 гг.).

Крепостник?

«Слабоумного» Федора Иоанновича и Годунова обвиняют в закрепощении крестьян. Кстати, байка о полоумии царя Федора в наших умах укоренилась давно, и кто нас за это осудит? Сам Ключевский прямо говорит о том, что Федор – человек на троне случайный, ему бы в келью. Ну, для людей определенного склада ума набожность равнозначна слабоумию, но стоит присмотреться к тем событиям, которые имели место на протяжении четырнадцати лет царствования Федора. Например, благодаря удачному и недолгосрочному вступлению в Тридцатилетнюю войну (как раз когда поляки снова сцепилась со шведами) стал возможным возврат куска балтийского берега – берег неважнецкий, заболоченный и топкий, но для Санкт-Петербурга вполне, однако, сгодился. Отразили нашествие Казы-Герея (1591 г.), хотя двадцать лет назад при «великом» и неслабоумном царе Девлет-Гирей спалил Москву почти дотла. Этого было бы достаточно для того, чтобы отказаться от обвинений в неэффективном менеджменте царя Феодора. Но есть еще данные о росте населения, о наполнении казны, о восстановлении хозяйства – сейчас нет смысла об этом говорить, про это написано масса хороших книг.

Вернемся к закрепощению. Процесс пошел в опричные годы. При царе же Федоре была установлена практика заповедных годов, но это были временные прещения, на три, на шесть, на десять и более лет, причем не по всей стране, а по регионам. Можно ли это считать политикой крепостника? Вряд ли. Скорее, это логичнее рассматривать как временную, стабилизационную меру для преодоления разрухи.

Что до правления «крепостника» Бориса, то при нем заповедные года уже не применялись. По свидетельству же лютого недруга Годунова, Шуйского,

при благоверном царе Иване свободы крестьянского перехода не было, как при «богопротивном Борисе».

Западник?​

О Руси сердце Бориса болело. О чем свидетельствуют, как минимум, следующие факты:

• финансовая поддержка каменного строительства, в т.ч. путем предоставления ссуд застройщикам;

• постройка московских Земляного и Белого города;

• возведение крупнейшей по тем временам на европейской земле крепости - Смоленска.

Да, Борис подбирает для своих детей иностранные партии – но Петру Первому это ставят в жирный плюс, а Борису – в обвинение (несмотря на то, что ни один из двух браков так и не был заключен).

Царя Бориса обвиняют также в том, что он, видите ли, разбазаривал кадры, отправляя детишек боярских учиться за рубеж, и, мол, никто не вернулся. Но это заявление, строго говоря, голословное. Кто сказал, что никто не вернулся – их чипировали и отслеживали загранпаспорта на границе? Разве у кого-то есть жизнеописания всех служилых людей XVII в.? И потом, а вы бы сами вернулись на Родину в Смуту? Кто может обвинить человека в том, что он не ищет верной гибели? И тот факт, что за передвижениями русских бояр за границей нет практически никаких сведений тоже по-своему интересно – как минимум, это означает, что на них никто не стучал (в отличие от позднейшей традиции петровского времени).

Детоубийца?

Как говорится в известном фильме – ну, эта улика «перевесит сто тысяч других улик». И тут, конечно, криминалисту нечего делать. Улик-то нет, кроме трупа невинного младенца, чудес на его могиле и канонизации.

Иное дело – кому это реально было на руку?

Убийцы ликвидированы путем разрывания в клочья, свидетелей – ни одного.

Версия о самоубийстве (в припадке эпилепсии напоролся на нож) основана на заявлении члена тогдашней следственной комиссии... да-да, Василия Шуйского, который потом внезапно прозрел, и ничтоже сумняшеся узнал в самозванце Димитрия. А потом, зарезав его, выдал на-гора ложный донос, т.е. версию о том, что убийство младенца «заказал» Годунов. Ну, это пусть с ним на том свете разбираются. Но логика показывает, что Годунову незачем было вообще мараться кровью ребенка.

Царевич Димитрий стал Царевичем только после своей мученической кончины. Он, как сын от седьмого брака, ну никак не мог считаться законным наследником своего отца. Каноны в исключительных случаях допускают три брака, но семь – не допускают. Русь –не Франция, где даже капля августейшей крови делает человека монсеньором (вспомним графа Дюнуа и его титул - Jean le Bâtard d'Orléans, - который на великий и могучий язык и переводить-то непристойно.

Так что несчастного ребенка все равно бы не допустили до трона, боярская элита разобралась бы с ним еще на подходе.

Кто убил Димитрия – неизвестно, а зачем – очевидно: «повесить», как говорится в определенных кругах, на Годунова труп. Что удалось, надо признать, блестяще.

Следующий момент – поведение Бориса после появления самозванца.

Станет ли убийца нервничать, будучи полностью уверенным в смерти убиенного? Скорее бы, первым поставил вопрос о самозванстве.

А Борис Годунов нервничал, он, выходит, допускал, что этот человек – Димитрий. И скончался Годунов, судя по описаниям, от апоплексического удара (т.е. надорвавшись и перенервничав).

(Если и можно обвинить в чем-то Годунова, так это в том, что он сам обрек на гибель своего собственного сына, талантливого, умного, образованного Федора, оставив его один на один с неисправным государством, кишащим врагами)

Есть еще один, крайне важный момент: усыпальница Годуновых в Троице-Сергиевой Лавре. Годуновых после убийства закопали на кладбище для тогдашних бомжей, куда выбросили из кремлевского Архангельского собора и прах старшего Годунова.

Однако далее, тотчас по окончании «правления» первого самозванца, прах Годуновых без каких-либо колебаний забрала к себе Лавра, а это многое значит для того, кто понимает, что такое Троице-Сергиева и ее авторитет. И потом, это довод из той же серии, что и канонизация царевича Димитрия – абы кого Церковь не принимает к себе. По крайней мере, Русская Православная Церковь. В Церкви не принято сначала помещать в мавзолей, а потом выкидывать из него.

Борис Годунов (нерешительный, слишком мягкий, боящийся «сильных» людей, тяжело переживающий предательство и т.п.) – сам по себе повод спокойно и по-новому перечитать бессмертную пушкинскую трагедию.

А заодно задуматься над тем, какая это ответственность – творчество, как письменное, гениальное слово может уничтожить чье-то доброе имя и на веки вечные очернить того, кто этого, в общем-то, не заслуживает.

Vote up!

6

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

Еще на эту тему

Комментарии


Шуйский как минимум три раза менял показания, но это не означает, что у Дмитрия не было наследственных прав на престол. Иначе бы им не овладел Первый Лжедмитрий. Царская кровь есть царская кровь, а митрополиты часто принимали угодные власти решения, касающиеся разводов и даже крестоцелования. (Так Даниил спокойно развел отца Грозного Василия с Соломонией Сабуровой). Но "мочить" царевича было выгодно Годунову и для того, чтобы избавиться от влияния или возможного влияния на политические дела Федора (отца М.Нагой) и его сыновей Михаила и Григория Нагих даже из Углической ссылки.
наверх