Театр клоунов

Публицистика Опубликовано 26.01.2016 - 16:43 Автор: Иванов Олег Юрьевич
Олег Иванов «Театр клоунов» В московском драматическом кружке идет собрание. Выступающий, руководитель кружка Арсен Эммануилович Перебейбаба, рассказывает, что театральная дирекция города разваливается, финансирования ждать неоткуда и ему пришла в голову супер идея: организовать свой собственный театр. Гениальность в том, что предлагается создать ни на что не похожее новое образование, под названием «Театр клоунов». Арсена Эммануиловича актеры побаиваются, потому что предыдущую руководительницу кружка он удивительным образом подсидел, обвинив несчастную женщину в растрате средств, которых у драмкружка никогда не было и в помине. Будем жить как люди, распинается перед собравшимися Перебейбаба, станем ставить свои пьесы, но только в костюмах шутов с красными носами. Изобретем новый клоунский язык, например, вместо «и» будем говорить «ы», вместо «г»- «х», а все остальные русские слова просто перековеркаем. Получится смешно, зритель обязательно повалит, денег будет много, а если не будет, то мы в тех же клоунских нарядах будем очень оригинально эти деньги у всех клянчить. Ну, а если наш неотесанный зритель этой блестящей задумки не поймет и не оценит, то пойдем выпрашивать средства еще куда-нибудь. Например, за океан. Почему за океан? Они же там все совсем тупые, подумают, что мы на своем деревенском диалекте говорим умные вещи и начнут мешками драгоценности нам дарить. Пока разберутся что к чему, мы денежки потратим и разбежимся, назначим самого пьющего и старого клоуна Петю новым директором, он за все и ответит. Ничего страшного, что у него ни кола, ни двора, мы то все бумаги заранее подделаем, чай не первый раз, эти идиоты ничего не поймут. Пока они с Петей-алкашом судиться будут, мы уже раз, и за границей. После этого пламенного выступления почти все актеры встают и молча уходят. Остается Петя, потому что спит с перепоя, и пара перезрелых девиц, которым все равно даже на улице ловить нечего. Однако, Арсен Эммануилович не унывает, ведь хоть кто-то, но поддерживает его. Он собирает с оставшихся деньги на регистрацию нового общества под названием ООО «Театр клоунов», дает рекламу о наборе новых актеров и готовится к постановке, написанной им же самим пьесы, под названием «Интеллект и сало». Вновь прибывающие в труппу люди не очень впечатляют, в основном это душевно больные личности, по каким-то причинам еще не состоящие на учете в психдиспансере. Но Перебейбаба не унывает, ведь под гримом и красным носом лиц не видно, а язык их все равно никто не понимает. Были бы люди, а после первой постановки деньги польются рекой. А если не потекут, то конечно же сработает запасной план- клянчить их у всех, у кого только можно. Я же умный, думает Арсен Эммануилович, а все остальные- не очень, так что все получится, энтузиазм же есть, а больше ничего для успеха и не надо. В любом случае это лучше, чем заниматься актерским ремеслом так, как принято у всех в мире, идея то оригинальная, а значит какой-нибудь недоумок все равно найдется и оплатит, как минимум, мне, Арсену, сытую заграничную жизнь. На последние крохи готовится постановка пьесы. Все идет как надо, клоуны не понимают даже друг друга, кривляются изо всех сил, грим и дешевая выпивка делают свое дело. Особенно старается клоун Петя, ведь он, бедняга, не слышал самого замысла в самом начале и даже представить себе не может, чем это все ему грозит. Вдруг, совершенно неожиданно, настает зима и в театре становится холодно, на репетиции приходят все меньше актеров. И тут в Москве образовывается новый коммерческий банк, под странным названием «Самостойность», который в своей рекламе объявляет, что выдает кредиты вообще всем, даже клоунам. Перебейбаба понимает, что это его шанс, ведь клоунов в Москве кроме них нет, а судебного разбирательства за неисполнение данных в публичной рекламе обещаний банк в самом начале своего пути не захочет. Банковские сотрудники сразу догадываются, что общаются с тронутыми людьми, но в труппе у Арсена Эммануиловича есть бабушка Ксения, которая в свои молодые годы, пока еще окончательно не выжила из ума, работала в госучреждении юристом. Она пишет настоящий клоунский иск, а банк, поскольку сам изначально образовывался на недолгий срок и не желая придавать свою аферу огласке, выдает небольшую сумму, прекрасно понимая, что клоуны никогда ничего и никому не отдадут. Теперь у Арсена Эммануиловича развязаны руки, половину полученных денег он на всякий случай сразу же прикарманивает, а оставшуюся часть честно отдает на постановку. Ведь, когда пьеса будет поставлена их заметят и клянчить деньги можно будет, как свободному человеку- с гордо поднятой головой. Теперь репетиция идет полным ходом, есть средства на оплату света в театре, включены батареи, актеры перестали мерзнуть, и даже оплачивается проезд до работы. Купить еду, конечно, не на что, но зато ведь есть перспектива. И не беда, что проценты за взятый кредит не то, чтобы драконовские, а просто легендарные за всю историю банковского дела- отдавать же их никто изначально не планировал, так что какая разница? Все равно за все в итоге ответит клоун Петя, так что переживать просто не о чем. Перед премьерой на всякий случай Перебейбаба назначает Петю генеральным директором театра, ведь никто не знает, чем все закончится. Итак, настает долгожданный день премьеры. Несмотря на то, что всю оставшуюся часть кредитных средств пришлось потратить на рекламу, зрителей приходит всего три человека, это люди, которым вообще нечего делать. Однако, опытный Арсен вовремя подсуетился и уговорил посетить постановку одного иностранного работника консульства со странным именем Вайтсноу. Белоснежка по-нашему, хотя сам Вайтсноу был мужчина черный, как у злодия душа. Сомнительный ценитель культуры, но это единственная связь с зарубежными деятелями, какую Арсену удалось найти. Вайтсноу согласился не просто так, во-первых, он просто не понял, что говорил ему на своем покалеченном диалекте Перебейбаба, а, во-вторых, по роду службы нужно было отчитаться перед руководством о завязывании новых знакомств в России, а клоуны выглядели настолько глупо, что вполне могли сойти за шпионов. Прекрасная пьеса не собирает аплодисментов даже нескольких присутствующих, слишком глупыми выглядят кривляния непрофессиональных полуголодных сумасшедших актеров, да и никто не может разобрать ту тарабарщину, которую они несут. Конечно же, после постановки у театра не остается средств, своих у них никогда не было, а последние кредитные потрачены на рекламу спектакля и на печать клоунских билетов. Перебейбабе даже пришлось взять несколько рублей из украденной им части кредита, о чем он неустанно всем напоминает, преподнося это как вложение своих кровных денег в общее дело. Но зато есть другой результат, Вайтсноу решает, что клоуны вполне подойдут для других целей. Раз даже он сам не понимает их птичий язык, то руководство консульства и все, кому придется клоунов показывать - тем более. Вайтсноу делает обычное для подобных дел предложение - обещает, но конечно же не дает, деньги, и уверяет клоунов, что их манера кривляния и изобретенный певучий язык- это как раз и есть магия перевоплощения, невиданное ранее искусство, то, что нужно его стране и всему миру. От таких слов даже Петя на время трезвеет, клоуны мгновенно ссорятся со всеми, кого знают, отправляют скабрезные письма в банк и в новую театральную дирекцию Москвы, и садятся со свечками на сцене в пустом и холодном театре ждать, когда честный и благородный Вайтсноу принесет им мировую известность, богатство и увезет всех за границу. В том, что так и будет, а еще в честности слов иностранца никто ни на секунду не сомневается, они же клоуны, у них так принято. Раз кто-то денег пообещал, то значит обязательно даст, а как еще? Вокруг этой группы с удивлением ходит новый генеральный директор Петр, денег на выпивку уже нет и ему приходится по-новому смотреть на окружающую реальность. Свеженазначенного руководителя труппы наполняет ужас, только сейчас, по трезвости, он осознает куда ввязался и прекрасно понимает, что выхода из этой ситуации уже нет. Через прохудившуюся крышу театра в помещение начинают медленно падать снежинки. На заднем плане Арсен Эммануилович тихо крадется с чемоданом на выход. Петя понимает, что даже не знает этих людей под гримом и медленно начинает рукой стирать со своего лица клоунский окрас. Медленно гаснет свет. Звучит героическая музыка. Занавес.
Vote up!

0

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

наверх