Моя Земля

Поэзия Опубликовано 07.03.2017 - 14:14 Автор: Шахназарова Наталья

                            ***

Все, что было во мне — выжжено. 
До весны из полей убрано. 
Ничего, все равно — выживу. 
И наступит во мне утро. Но… 

Но ночами мне петь легче. Я 
С соловьями росла, плакала. 
Птица-Русь, как и я, певчая. 
Перья крыльев-полей — злаками. 

Рассветет над землей. Почками 
Расцветет моя жизнь вешними. 
Одиночки: сыны с дочками, 
Все детишки Твои грешные 

За Пасхальным столом. Разные 
Судьбы-лица. Любой важен — нам. 
Потому каждый день празднуем. 
Принимаем сирот, ряженных. 

Есть пшеница у нас озимая, 
Есть теплица — хранить зернышки. 
Рассветет. И взойдет солнышко. 
Потерплю нелюбви зиму я. 

Дар — понять и любить всякого. 
Из зимы, из земли вышедших. 
Ничего, все равно — выживем. 
Зацветем, как Любовь, злаками.

2007

                              ***

Есть курганы, хранящие тайны истории,
Есть места, где босым прогуляться за честь,
Если б было на что - я бы с вами поспорила,
Что еще на Руси храм нетронутый есть.

И стоит он - как истина, как неотъемлемый
Образ Родины в сердце - смотрящий на нас.
Окропленный дождями, укрытый метелями,
Как крещеный младенец, как явленный Спас.

Чтобы ни было в мире, а знай, моя родная,
Дорогая, бесценная землюшка мать,
В нем свершает молебны душа всенародная,
И пока она молится - будем стоять.

И пока она молится, русскою песнею
Зажурчат ручейки по весне в руслах рек.
Есть места и доныне иным неизвестные -
Там, где в братстве с природою наш человек.

За далекими долами пажити спелые,
За лесами поля, за полями холмы,
Горы, дали морские, озера, пределы им
Небеса, на которые молимся мы.

Будет все на земле - подыматься с рассветами,
Золотиться в полях колосок в нужный срок.
Все в природе от мудрости Бога, а Бог
Подарил нам Россию - как тайну заветную.

 

               В Россию

                          тоска по Родине на Родине

Крест стоит дубовый на распутье,
Галки на кресте сидят рядком.
Исподлобья поглядит Распутин
Сквозь столетье летним вечерком.


Поглядит зеленым хитрым глазом,
Черной бровью поведет, взмахнет
Посохом - и путь тебе указан,
Вдоль оврагов, речек и болот


В ту непогрешимую Россию,
Где над куполами благовест,
Ангелы слезами оросили
Каждый придорожный сельский крест.

Где живут еще преданья дедов,
Шьют рубахи девы в теремах,
В ту Россию навсегда уеду,
Если отыщу ее сама.

 

                ***

Дай мне силу молитвы, просила
Не единожды Бога Отца,
Стать хоть раз эхом сонной России,
Разбудить, растревожить сердца.

И молитву за каждого с новым
Днем читать вдохновеннее, и,
Боже правый, дай верное слово:
Обозначить границы Твои.

 

                  ***

                   Любимому мужу, В.Б.


 

А в моем селе колокола

Издавна будили на рассвете.

Я в сердцебиении нашла,

золотые колокольца эти.


 

Прозвучали разом на весь свет,

Голуби взлетели с колокольни,

И соседней церкви звон в ответ

Слышала тогда. И нынче больно,

 

Если перезвона рядом нет.

2008

 

          Моя земля

                 поселку Опалиха - под Москвой,

и Москве


На моей земле глина и чернозем,
На моей земле сейчас весна и половодье,
И сейчас ручьи текут под каждый дом,
И в святой воде купаются поводья
Лошадей, и плещутся щенки,
И пускают в огороды воду -
Поливать гряду и сорняки,
Не взирая на прогноз погоды.
На моей земле березок шум,
Легких платьев и костров шуршенье,
Одиноких жаворонков пенье,
И тягучесть стариковых дум.
На моей земле трава сквозь дерн,
Грязь и пепел, муравьи и почки,
По моей земле мы за руку бредем,
Слыша ветер озера, и дочку.
И журчат еще ее слова,
Словно воды-струйки родниковы,
В книге жизни новая глава,
Та, в которой повести основы.
На моей земле поют в домах,
Смотрят новости за чаем крепким,
Пахнет почвой и листвой в садах,
И травы примешан запах терпкий.
Пахнет детством, тропками в лесу,
И калиткой, солнцем обогретой,
Лужами и ландышем, рассветом,
Листьями, собравшими росу.
На моей земле просторно и легко,
И уютно - под крылами Бога,
Льется из бидона молоко,
Вьется в мир прекрасная дорога.
На моей земле сейчас весна,
Ночью звезды смотрят в трубы печек,
Я люблю тебя, моя страна,
И земле моей - те звезды-свечи.

2014

                         Игра

Убогий заборчик за старым сараем. 
Мы детство свое, как всегда, выбираем. 
Играть в партизанов иль куклы. И что же, - 
Мы поняли - все это в жизни быть может. 


На санках я куклу везла по сугробам. 
Как будто те санки заменою гроба 
Во время блокады - умершим детишкам. 
Завернуто тельце куклёнки в пальтишко. 


И мнится - не кукла - ребенок. И слышу: 
Не мертвое тело везу - кукла - дышит. 
И кукла кричит мне уверенно: "Ма-ма". 
И роем теперь не могилу, а яму. 


Окоп. От снарядов там спрячемся вместе. 
А может, и правда, на этом вот месте
Когда-то картечью по танкам фашистов 
Панфиловцы... пращуры... артиллеристы. 

И важно - что в память об этих героях
Мы крепости снежные сызнова строем. 

 

               Предназначение

 

Я лечу - во сне - над избами и долами,
И над шпалами ржавеющих дорог,
Родина - как много нам с тобою наколдовано,
средь твоих колдобин, стоптанных сапог.

Родина, как много нам с тобой завещано,
Как давно загадано, или суждено,
Смотришь недоверчиво с хитрецой помещичьей
На меня прохожую сквозь души стекло.

То-то и оно - мне быть - каликой захожею,
Странницей-скиталицей - сколько нас таких...
Богомолок ищущих кров и пищу Божию,
Тех, кому состариться - значит - в дураки.

Значит - проюродствовать, на углах посвистывать,
Да кричать и плакаться, землю целовать,
Да смотреть, как ты теперь, ласково да пристально
В душу, как в туманную водяную гладь.

Да любви единственной знать предназначение,
Да растить и дитятко, если то дано,
И нести без робости Божие учение,
И молиться-петь тебе, матерь, об одном.

И пока мы строками горечь дерна свежего
Да медовой пасеки сладость в мир несем,
Будет с душ слетать твоих, Родина, невежество,
Будет каждый с юности думать обо всем.

Будет видеть Божию истину преславную,
И задышат, Родина, росами поля.
Мы - видать, как стражники, на дозор поставлены,
Чтоб цвела духовными мыслями земля.

Чтоб она не падала, чтоб всегда намолена
Силами небесными - нам на радость всем
Ввек была, и ладаном пахла, колокольному
Звону вторя песнею, да во всей красе.

2013


               Я чувствую

Я чувствую себя Варфоломеем,
Входящим в дом родной, как в старый скит.
Я чувствую себя, но не умею
Соединить в единое куски.

Я чувствую себя в любви и боли,
Я чувствую, что в клетках — воды рек.
Я чувствую себя частицей поля,
Частицей моря, Бога, имярек.

Я чувствую, как снегом или градом
На землю опускаюсь с Божьих уст.
Его власами — травами и садом
Цвету, Неопалимый вечный куст.

Я чувствую себя горой Синая,
Фавором, Иорданью, Маяком.
Я чувствую, как солнце, я сияю
И возношусь, как месяц, высоко.

Я чувствую, сквозь тело прорастает
Ковыль, поет, шумит Твои Псалмы.
Я чувствую, — как снова я растаю
В конце Твоей божественной зимы.

Но где бы я ни находила кожей
Родство с Твоей материей, найти
Во мне меня как целое дай, Боже.
Позволь в себе себя мне обрести.

2007

            Дедова внучка

 

Кто-то мёд собирал с куполов. 
Деда, дедушка, слышишь? Россия 
Собралась у накрытых столов 
И, как водится, заголосила. 

Где-то дул суховей. Впереди 
Простирались луга и долины. 
Сердце, как соловей, во груди 
Пело летом всю ночку былины. 

Голубиную Книгу Иисус 
Развернул над Днепром и Двиною. 
Строчка каждая – в тропку длиною, 
Что бежит через Матушку-Русь. 

Кто-то заново будет слагать 
Те, давно позабытые, песни. 
Деда, сердцу так трудно солгать. 
Жить и петь надо. Может, воскреснем. 

Деда, дедушка, только не плачь. 
Нам дождей над Москвою хватает. 
Плодоносят сады. Вьется грач 
Надо мною, как ангел, летает. 

Это ты, знаю, вечно со мной. 
Ярким сполохом Божьей зарницы. 
Ты вернешься с последней весной, 
Вместе с первой отважною птицей.

2007

 

              ***

 

Мне прямо в душу плакала ольха,
Там, на развилке, у какой-то речки,
И тучу дергал вечер за уздечку,
Там, где природа скорбна и тиха.

Там, где и нет названий у тропинок,
Нет фонарей, и нищих, и домов…
Мне прямо в душу из небесных крынок
Какой-то ангел наливал любовь.

Побродишь по лесному беспросветью,
Где все так невозможно хорошо,
Забыв о времени, о планах, о столетье,
Измученной здесь отдыхать душой.

И утешать ольху, и верить дубу,
И думать о любимом, о судьбе,
Пока еще лес не оделся в шубу,
Пока еще не поздно о себе.

Мне прямо в душу плакала, кручинясь,
О чем, о ком… Здесь все загадка-сон…
Не деревце, а Родина, девчина,
Не плач, а колокольный перезвон…

Я растворюсь в тебе, моя Россия,
Грязца и глина, дерн и чернозем,
За тишину осеннюю спасибо,
За то, что мы и любим, и живем.

За эту речку, за ольху, за вечность,
За тот покой, - во все колокола,
За нашу с ним единственную встречу,
За наш талант, за правду, за дела.
За то, что ты нас жизнью наградила,

Ее природы ветками укрыла

Над колыбелью нашей, путь дала,

За то тебе, в крови моей смола,
О Богоматерь, мама, Русь, - хвала! -

В груди моей вскипающая сила.

Спаси за то, Всевышний, и помилуй.


 

          Лесное детство

 

 

Я падка на летнюю морось,

На тропы, ведущие в чащу,

Лампадка, огниво и хворост,

И клюквой наполнена чаша.


 

Я лес этот чувствую кожей,

Я сплю под корнями, в оврагах,

И только дождей летних влага

Мешать мне блаженствовать может.


 

Я знаю кротовы стоянки,

И беличьи дупла, кормушки...

Зимой вожу хворост на санках.

Катаю по хордам игрушки.


 

В окопах военных я прячусь,

Пою и кричу вместе с птицей...

Здороваюсь с пнем и лисицей.

И верю, что леший назначит


 

Однажды лесною царицей.


       Превращение 
 

Я устала от полек и твистов,
Я присела, закуталась в плед.
Но вошел молодым гармонистом
В мою детскую комнату дед.

Я пуховой платок развернула,
Я притопнула — эх — каблучком.
Пареньку-старичку подмигнула
И сплясала. Сплясала легко.

Только, что это было — не знали
Ни соседи, ни даже друзья.
С дедом мы никому не сказали.
Ведь поверить в такое нельзя.

Дед вернулся к делам и газетам.
Я вернулась к игрушкам и снам.
Он старик, а я девочка — это
С полу-взгляда понятно и нам.

Только, вечером пыль вытирая,
Мне бабуля, открыв сундучок,
С удивленьем сказала: «Вчера я
Здесь видала гармонь и платок…»


 

           Старый набросок


 

А я с детства рисую наброски,

Отражаются мир в них и мысли,

И на старом-престаром - березки,

У которых вниз ветви повисли.


 

Две березы цвели у калитки,

И рябина с черешней - в два шага,

И сладчайшим казался напитком

Сок березовый - вешнею влагой.


 

Дед ушел - собирать его - Богу,

Дом продали - с намоленным воском,

Я на старом наброске березкой

Стала третьей - поникшей немного.


 

Возрожденною собственным слогом,

Что, как ветки - упругий и хлесткий!

На наброске - дорога - как слоган.


 

Рядом - дочка - цветущим отростком,

Чтоб со всей нашей русскою мощью

Разрастись от родного порога


 

Нашей общей березовой рощей!

 

 

        Молитва-песня-нить

 

                         Старчеству и монашеству

 

Старчество - по келиям России,-
Разбрелось, - молиться и хранить -
Эту неразгаданную силу, -
с Богом нас - связующую нить.

Вяжут эту нить монахи годы,
Из клубка, из солнца, над землей,
Богу Всемогущему в угоду,
Душам в помощь, против силы злой.

Господи, свершилось, завертелось, -
Жернова природные, дела...
Доброе и злое, - как хотелось, -
Так и нить молитвой повела...

И перед глазами - это небо,
Журавли и вороны, и свет...
Нить ведет, и мы за нею слепо,
Смелые, идем по тропам лет.

Яблочко, как в сказке - покатилось -
Нить, как в мифах - повела - как встарь,-
В те края, где все и всем простилось, -
Где - нам воссиял Небесный Царь.

Здравствуйте, спаси вас Бог, молельни,
Люди, восстающие на брань
Словом Бога - в каждом поколенье -
Против зла и клеветы, не рань

Стариков молящихся, поющих
Славословье Господу в скитах -
Молятся они за всех живущих
И за мертвых молятся, в веках...

Дрожью воздух этот переполнен,
Колокольный звон - излечит плоть,
Дух излечит - песня колоколен,
Вслушайтесь - поет нам наш Господь.

 

2009

 

                           ***

 

Во сне ко мне приходят предки рода:
Сидят - как на совете - в ряды по лавкам.
Одни говорят - это наша порода -
Вот здесь лучше ей так и так, шапки
Бросают другие - нет - это наше -
Пусть лучше уж так, и никак иначе.
А я ведь не вы - меня звать Наташей -
Я тоже сама по себе что-то значу.
Они понимают, они ведь родные,
Они защитить и помочь хотят ведь,
И так - месяцами - от сева к жатве -
Приходят, тревожа мне сны земные.
Приходят - крестьяне, аристократы,
Блестят ордена и кресты, да перстни,
Мечи и доспехи, сюртук и латы,
Где трости, а где - под гармошку песни.
И бархат с шелком, и лен со хлопком,
Златые косы, чернявы брови,
Всю жизнь по листочку мою да в стопку,
Зато - хоть не в топку - вот шутка к слову!
Зато - помогает молитвой соборной,
Соборной молитвой всех предков рода,
Могучая сила, как крест - бесспорно,
Растущая в нас из глубин народа.

 

 

              Баллада

 

                       прадеду

 

Было так: на рябиновой вице
Поженила молва паренька.
Не мечтал он о красной девице,
Не дарил в хороводах венка.

Молодая боярыня снится
Мне — прабабка. Читает псалмы.
День погожий. Страстная седмица.
Далеко нам еще до зимы.

Заскрипят подо мной половицы,
Прыгнет кошкой в окошко луна.
Будет возле прабабки резвиться.
Я очнусь от безумного сна.

В голове будет шепот прерывный,
В стеклах окон — улыбка шута.
Чей-то голос гнусавый, противный
Будет петь мне. И песенка та

Будет так начинаться: «На вице
Поженила молва паренька,
На рябиновой. Там, где водица
Темной речки сладка, глубока.

Там с обрыва сорваться не сложно,
Там легко и русалку поймать.
Там ее, белоглазую, можно
Обнимать и к щеке прижимать».

«Отче наш» я прочту. Мне не надо
Тех русалок гнусавым баском.
Да и парню не надобно ада,
Он, как я, не грустит ни о ком.
Поженили его на рябине,
Красной ягоде. Здесь на руках
Он девчонку носил. На чужбине
Она годы уже. Нет – века.

Неизвестно — вернется ли, нет ли…
Но рябина ее все цветет.
Только с ней паренек наш приветлив,
Только с ней разговоры ведет.

Я молитву прочту – все проходит.
Все молчит в голове и вокруг.
Только места себе не находит
Мой, влюбленный в видение, друг.

Мне боярыня снится. Лучину
Зажигает и песню поет:
«Обвенчал парня с рыжей рябиной
Уж давненько в округе народ.

Мы обвенчаны с этой рябиной,
И навечно мы обречены
И на родине, и на чужбине
Жить с людьми только наполовину
И сбегать в наши общие сны».

 

                ***

 

Дуб этот пристанционный, лапотник,
Поезд встречает, листвой шевеля.
Мирно гремит богатырскими латами —
Рельсами старыми эта земля.
Пашнями скроена, словно заплатами,
Косоворотка ее. Здесь, в лесах,
Над погребенными в глине солдатами
Зреет трава в предрассветных слезах.
Духом еловым, с просмоленных, выжженных
Солнцем всеведущим, бревен средь пней
Так обдает, что не будет обиженным
Хмелем таким ни один из людей.
Дубом могучим века охраняема,
Смолами вскормлена, пашнями взрыта,
Нами прославлена и обитаема,
Нами не будет она и забыта.

2005

                   ***

 

Со всех концов Руси звонят
да откликаются.
Вот так и сердце у меня,
да что с ним станется.

Со всех полей роса - моря -
Господним жемчугом.
Вот так и я - с полей заря,
а стала женщиной.

И мне один лишь звон в груди -
твоей - ответный - блажь.
Вот так же солнце впереди -
за то весь мир отдашь.

Вот так же утром двести лет
иль двадцать лет назад
смотрел на зарево мой дед,
глядел во все глаза.

И то, что был мой дед курнос,
голубоглаз был дед,
все тот же задавал вопрос
про этот белый свет.

И я смотрю - его черты
в мои вплелись сквозь век,
и я смотрю, как смотришь ты,
как он, как мы - на снег,

как смотрим мы на звездопад
и на осенний бор,
со всех концов Руси глядят
и словно ждут собор.

2013

Vote up!

4

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

Еще на эту тему

Комментарии


Чисто русское... очень по душе!

Мед с куполов - прекрасно сказано!
наверх