ВОРОНОВСКИЕ ПРОГУЛКИ

Русская усадьба Опубликовано 02.10.2018 - 20:04 Автор: Редактор Портала ОСИЯННАЯ РУСЬ

По официальной версии, на территорию загадочной ростопчинской усадьбы попасть нельзя – только с экскурсией или с путевкой. Но скажем по секрету от службы охраны (и будем надеяться, что сотрудники соответствующей службы на наш портал не заходят): пробраться на территорию можно, пробравшись через кладбище по специально положенной дощечке, а далее – смешаться с бодрыми толпами санаторно-курортного люда.

Если же говорить серьезно, то внутрь самого дома стремиться, в общем-то, ни к чему, а вот парк заслуживает всяческого одобрения. Это настоящий зеленый музей, спроектированный лучшими парковыми архитекторами - даже до сих пор. Но обо всем по порядку.  

Заповедник имен: Волынские

Это историческое и крайне интересное место. Например, изначально поместье называлось не Вороново, а Волынское, по имени первых владельцев. Искушенное в исторических именах ухо тотчас начнет шевелиться – и непроста. Патриарх этого рода - тот самый  Боброк-Волынец, шурин Димитрия Донского и воевода – глава Засадного полка, удар которого решил исход Куликовской битвы. Есть несколько версий относительно того, как Волынские стали Вороновыми: одни исследователи говорят, что просто от речки Вороновка, петляющей по окрестностям. Иные (склонные к романтизму и историческим картинкам) утверждают, что первый хозяин Вороново (имеется в виду известный по летописям) - Александр Иванович Волынский, придворный Ивана III, носил прозвище то ли Ворон, то ли Вороной. (Соблазнительно предположить, что в связи с жгучим брюнетством).

А вот последний Волынский, владевший усадьбой, Артемий Петрович, был настоящий праводоискатель-неудачник. Пострадав поочередно на службе Петра Первого, Екатерины Первой и Петра Второго, и чуть приподнявшись в период правления Анны Иоанновны, за посягательство на Бирона (и попытку побороться с иностранщиной при дворе) и был жестоко казнен в 1740-м.

Именно про него Кондратий Рылеев писал в своих «Думах»:

Проник - и, осенясь крестом,

Сказал: «За истину святую

И казнь мне будет торжеством!

Я мнил спасти страну родную.

Пусть жертвой клеветы умру!

Что мне врагов коварных злоба?

Я посвящал себя добру

И верен правде был до гроба!»

 

В его очах при мысли сей

Сверкнула с гордостью отвага;

И бодро из тюрьмы своей

Шел друг общественного блага.

Притек... увидел палача -

И голову склонил без страха.

Сверкнуло лезвие меча -

И кровью освятилась плаха!

Имение, разумеется, конфисковали, семью сослали в Сибирь. Но два года спустя императрица Елизавета милостиво вернула имение наследникам.

Воронцовы

Дочка Артемия Павловича, Мария, обвенчалась с небезызвестным графом Иваном Воронцовым  - сенатором и президентом Вотчинной коллегии, благодаря которому в Воронцове начался настоящий  ренессанс.

Именно ему Вороново обязано своим уникальным парковым ансамблем. Впрочем, и тогдашний дворец был исключительно хорош: достаточно сказать, что гостить в нем не гнушалась сама Екатерина Великая.

Во времена Воронцова известный зодчий Карл Бланк возвел каменную церковь с приделами великомученика Артемия и преподобной Марии Египетской.

После смерти отца Вороново унаследовал сын - Артемий Иванович, который, женившись на Квашниной-Самариной (родственнице Марии Ганнибал), стал  крестным отцом новорожденного Александра Сергеевича Пушкина. Артемию Ивановичу усадьба «обязана» трёхэтажным домом-дворцом с двумя боковыми флигелями, конным двором и прекрасной разноуровневой системой прудов. Участвовал в строительстве известный зодчий Николай Львов.  Современники писали, что дом – настоящий дворец, имение великолепное, леса и прочее - в полной красе, и «Бог знает, когда все будет окончено». Эти слова Дмитрия Бутурлина (впоследствии – зятя Артемия Ивановича) оказались пророческими: грандиозная стройка истощила ресурсы Артемия Воронцова, и он был вынужден продать родовое гнездо, причем за сумму, в целом, небольшую (просил 350 тысяч, но отдал за 300 000).

В 1800  году Вороново становится собственностью графа Федора Васильевича Ростопчина.

Ростопчинские тайны

Двенадцать лет царил в Вороново загадочный и неоднозначный граф Ростопчин. Размах его был поистине грандиозен, как в сельском хозяйстве (механизация, новые методы земледелия и т.п.), так и в конном деле. И именно в этот период на работу к графу устраиваются самые авторитетные садовники того времени -  Эйзербек, Неймарк и Шох, - авторы паркового королевства Дессау-Вёрлиц. В Берлине не нашлось садовника, который мог бы удовлетворить высокие запросы хозяина Вороново.  

Во времена нашествия народов, в сентябре 1812 года Вороново, расположенное как раз между столицей и местоположением Тарутинского лагеря, демонстративно предается огню. Ростопчин, московский генерал-губернатор, демонстративно сжигает свой дворец

Этот поступок, достойный Нерона, был снабжен комментарием автора – листком, прибитым к двери храма Спаса Нерукотворного:

«Восемь лет украшал я это село, в котором наслаждался счастием среди моей семьи. При вашем приближении обыватели, в числе 1720, покидают свои жилища, а я предаю огню дом свой, чтобы он не был осквернён вашим присутствием.... Здесь найдёте вы только пепел».

Что конкретно взбесило захватчиков – вызывающий тон или отсутствие иных подходящих помещений,  - неизвестно, но храм был осквернен любимым французским способом – преобразованием в конюшню. Интересно, что в этом просвещенные французы переплюнули даже советскую власть – во времена СССР храм даже не был закрыт.

И что интересно! На пепелище в самом деле обнаружился только пепел.

А вот куда девались сокровища дворца – ведь в нем были многочисленные картины, книги, скульптуры, гобелены и прочая. По воспоминаниям очевидцев, Ростопчин покидал усадьбу налегке. Более того, ценности Воронова ни разу не всплывали там, где рано или поздно появляется любое пропавшее произведение искусства – на аукционах.

Есть серьезные основания полагать, что перед тем, как «зажечь», граф припрятал свои ценности где-то на территории. Помимо прочего, вспомним, что именно Ростопчина многие считали виновником московского пожара, и обнаружь он хотя бы что-то из своего имущества – и не миновать регрессных исков погорельцев.

Интересный нюанс: в 1980-х годах власти предприняли масштабную реконструкцию усадьбы, и тогда неподалеку от дворца обнаружился подземный тоннель. Правда, пройти по нему не удалось – свободно было лишь несколько метров, а далее - завал. В настоящее время тоннель засыпан и что там дальше, за завалом - неизвестно.

Последние владельцы Воронова

В 1870-х Вороново купили по очереди граф Александр Шереметьев, а потом его брат – Сергей, известный историк, который передал усадьбу в приданное дочери Анне, ставшей графиней Сабуровой. Горька участь последних хозяев Воронова: после революции граф  был расстрелян, сыновья сгинули в сталинских лагерях а графиня за работу в христианских организациях (кружка курсисток, студенческого союза, общества «Семейный очаг») попала в тюрьму. По ходатайству Московского Политического Красного Креста была освобождена, но не надолго: потом арест, три года ссылки с заменой на ограничение проживания в Москве. Проживала в Калуге, потом была выслана три года во Владимир. Скончалась в 1949 году.

В настоящее время

На более чем двух сотнях гектаров бывшего графского поместья расположен элитный санаторий Минэкономразвития. Сохранились восстановленный дворец, угловая башня конного двора, каретный сарай и эффектный голландский домик работы Бланка – типичное для середины XVIII в. парковое сооружение. Аналогичное сохранилось в Кускове (бывшей подмосковной усадьбе Шереметевых), но отделка фасада вороновского голландского домика куда более нарядна, в современном виде. Дворец был возведен по проекту знаменитого архитектора Львова, но от первоначального здания остался лишь фундамент, на котором возвели новодел уже в 1980-е. Внутрь заходить смысла нет – внутренние интерьеры не сохранились. Куда интереснее побродить по парку.

Парк с вековыми деревьями до сих пор сохранил следы неустанного попечения самых мастеровитых садовников своего времени.

Очень интересны пейзажи пруда, особенно южная часть, где граница водной поверхности даже не видна и кажется бесконечной. Пейзажи противоположных берегов изменяются, как на картине: берег чуть повышается, и тогда смешанный лес как по волшебству преобразуется в березовую рощу. Масса интересного, в т.ч. курган, в котором, по преданию, упокоился любимый скакун Ростопчина. Если будет время, обязательно посетите вороновскую картинную галерею, где можно лицезреть настоящие редкости, в т.ч. портрет улыбающегося Пушкина и скульптуру космонавта с цветком.

Vote up!

0

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

наверх