ТУРГЕНЕВСКАЯ ДЕВУШКА» КАК КУЛЬТУРНЫЙ КОД РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Критика/Публицистика Опубликовано 08.09.2018 - 21:53 Автор: КАФАНОВА ОЛЬГА

Тургеневская девушка, тургеневская барышня – типичная героиня произведений Ивана Тургенева, литературный стереотип, сформировавшийся в русской культуре на основе обобщённого образа ряда его женских персонажей из произведений 1850–1880 гг.

Сам термин возник еще при жизни Тургенева, о чем известно из откликов его современников. Лев Толстой, с которым Тургенева связывали длительные непростые отношения, восхищался ими. Сегодня в России этот термин воспринимается как своеобразный код русской культуры. В средней школе постоянно предлагаются сочинения на эту тему. При этом обычно материалом служит образ Аси, реже – Натальи Ласунской, поскольку повесть «Ася» и роман «Рудин» (обзорно) входят в школьную программу.

Термин «тургеневская девушка» встречается и в современных художественных произведениях. В интернете размещены сочинения разных жанров с использованием этого образа. Например, можно привести следующее стихотворение Татьяны Муратовой «Тургеневская девушка» (2007) [16] или пьесу Л.В. Лой под одноименным названием (2010).

В пьесе задается трагикомическая ситуация: в Россию приезжает английский филолог Фил, специалист по русской литературе, очарованный загадочной русской душой, который во что бы то ни стало хочет жениться на тургеневской девушке. Его друг, журналист Андрей, обещавший ему помочь в поисках, оказывается бессильным. Он делится своими затруднениями с подругой:

«Андрей: Этот интеллектуальный кретин начитался Тургенева до полного отупения и вбил себе в голову, что хочет жениться только на тургеневской девушке!»

Ирина, хохочет так, что «силы покидают ее, и она переползает на диван, продолжая смеяться, всхлипывать и даже икать от смеха».

Закономерно возникает вопрос, как англичанин представляет себе эту девушку.

«Андрей: Откуда я знаю? Наверное, славянского типа, с косой через плечо, чтобы верная была, преданная мужу и с идеалами.

Ирина: С идеалами? (Качает головой). С этим сейчас большие проблемы».

Она уговаривает знакомую, Настасью Ивановну, уже дважды побывавшую замужем и работающую в гламурном журнале, сыграть эту роль. И эта опытная женщина соглашается не из корысти, а из любопытства. У нее филологическое образование, она даже писала диссертацию по русской литературе XIX в., что позволяет ей отразить во взятой на себя роли свое понимание образа. Одежда, скромный облик Она появляется в «белой блузке, отделанной кружевами по вороту и на рукавах, и длинной темной юбке», «светлые волосы уложены в гладкую прическу». При этом Настасья Ивановна не ограничивается внешней стороной образа, но пытается воплотить и свое представление о внутреннем содержании тургеневской героини. Она говорит о своей любви к классической живописи (Брюллову, пейзажам) и классической музыке. Подведя Фила к открытому окну, она смотрит с ним на «чудесное вечное небо» и выходит к философским, экзистенциальным проблемам: «Звезды – глаза вселенной, которые оттуда, с высоты, наблюдают за нами, грешными. Глядя на них, я отстраняюсь от всего земного, отдыхаю душой, очищаюсь от всей налипшей на меня за день грязи». И надо признать, что в целом Настасья правильно воспроизводит внутренний мир идеальной тургеневской героини, демонстрируя весь набор стереотипа. Невольно вспоминается Лиза Калитина в ночном саду и другие ситуации.

Однако при появлении Федора, удачливого бизнесмена, беззаветно и безответно любящего  Настасью, с ней происходит мгновенная метаморфоза. Вместо «скромной и деликатной тургеневской барышни»  перед нами предстает сильная, решительная и грубая женщина: «Какого дьявола ты приперся?» В конце концов она назначает за себя цену в миллион евро «крупными купюрами», объясняя свою «дороговизну» тем, что она очень привлекательная, владеет тремя иностранными языками, умеет одеться и себя подать.

Далее следует конклавная сцена в духе «Идиота» Достоевского, когда этот миллион евро Настасья бросает в камин. И этот жест так потрясает Фила, что он отказывается от идеи жениться, возвращается в Англию и начинает работать над сравнительным анализом женских характеров Тургенева и Достоевского. Но сама мысль о тургеневской девушке, любви и  идеалах благотворно действует на Андрея и Ирину, которые понимают, что любят друг друга и решают соединиться [15].

На бытовом уровне образ «тургеневской девушки» очень хорошо представлен в радиопередаче, которую провел в апреле 2004 г. Виктор Ерофеев. Ведущий пригласил на встречу четырех женщин: певицу Лолиту Милявскую, поэта Татьяну Шербину, сотрудницу французской фирмы косметики Машу Кузнецову и художника-фотографа Анну Броше.

Ерофеев начал дискуссию с вопроса о том, что собеседницы вкладывают в понятие «тургеневская девушка», и был ли этот образ «скандальным», или «успокоительным, ласковым, традиционно русским» [9]. Все участники сошлись на том, что это романтический образ, в котором такое огромное «количество романтизма и идеализма», которое «легко могло быть перекодировано в политическую сферу». Лолита Милявская заявила, что каждая девушка изначально «тургеневская», а затем она перерождается либо в «стерву», либо в «террористку».

Сам В. Ерофеев назвал тип террористки «посттургеневской девушкой». Позвонила еще одна слушательница и рассказала грустную историю о, как ей представлялось, «тургеневской девушке», которую она встретила в электричке. Это была одинокая девушка, молодая и красивая, которая читала книжку: «Я с удивлением на картонной обложке прочитала ”Тургенев. Стихи в прозе“. Я подняла глаза и подумала: “Господи, ты сама настоящая тургеневская девушка”, – такая нежная, и у нее даже коса была, и одета во все белое». И, как оказалось, эта воздушная поэтичная девушка, с «ускользающим взглядом» и  спокойными руками, живет в психоневрологическом диспансере, куда ее привезли из детского дома [10].

В. Ерофеев, правильно, на мой взгляд, расставил точки в этом споре: есть два представления о «тургеневской девушке». Первое – это то, что мы все придумали, это стереотип     романтической, очень нежной и душевной девушки; и другое – тот реальный тип "тургеневской девушки", которую Тургенев в разных романах и по-разному описал [10].

Идеальные героини Тургенева соединили в себе черты пушкинской Татьяны Лариной (самобытность характера, интенсивную духовную жизнь, признаки яркого самосознания личности), но одновременно и отличались от нее самостоятельностью, активностью в выборе своего жизненного пути. Тургеневскую девушку уже нельзя было  «отдать» замуж. В отстаивании своей любви она готова была пойти (и шла, как Елена Стахова в романе «Накануне») против воли родителей, общепринятых норм поведения. И при всем том Тургенев наполнил образы Натальи Ласунской («Рудин»), Аси («Ася»), Елены Стаховой и некоторые другие таким высоким лиризмом, что не возникало и тени сомнения в его намерении поднять их до идеала. Только понятие нравственной чистоты у Тургенева уже не соответствовало традициям патриархально-семейного быта, а включало всю поднятую в России 1840-х гг. дискуссию о любви и браке.

В связи с этим Л.В. Пумпянский удачно заметил, что «над колыбелью» всех тургеневских женщин, ищущих деятельности, стояли образы Жорж Санд [20, с. 22]. Безусловно можно говорить о жорж-сандизме как важном идейно-нравственном движении в русской культуре середины XIX в. [12]. Историк общественной мысли констатировал: «Жорж Занд сильно повлияла на изменение русской любви. В ее произведениях любовь возведена в идеал самого лучшего из человеческих чувств, и уважение к женщине освящено каким-то фанатическим культом» [22, с. 270]. Не случайно А.Ф. Писемский сделал кульминацией своего романа «Люди сороковых годов» главу «Жорж-зандизм». Жорж Санд произвела настоящую революцию в представлениях о любви и браке, заставила многих пересмотреть понятия «падшей» женщины, отказаться от идеи «святости» супружеского союза, не основанного на взаимной любви и т.д. [11, с. 104–143].

Поскольку женские образы Жорж Санд, как впрочем, и Тургенева, воспринимались только в «связке» с мужскими, необходимо рассматривать их в совокупности. Для созданного Жорж Санд мужского культурно-исторического типа характерны такие свойства личности, как демократизм, республиканские идейные убеждения, гуманное отношение к окружающим, альтруизм, эстетическое развитие (талант музыканта, художника или хотя бы способность к наслаждению искусством). Но особенно важная его черта – деликатность в интимной сфере жизни, уважение прав женщины.

Женский вариант этого культурно-исторического типа   предполагал сходные общечеловеческие черты, с той лишь разницей, что его доминирующими чертами становились гордость, врожденное чувство собственного достоинства и независимость от общепринятых (в свете или мещанской среде) норм поведения. Жорж-сандовская девушка имела также многочисленные психологические и социально обусловленные вариации.

Все эти разновидности типа, предполагающие сохранение инварианта, были усвоены культурным сознанием. В переработанной форме  они обогатили русскую классику, в более обнаженном и легко узнаваемом виде они вошли в отечественные произведения беллетристического уровня.

Тургенев сконцентрировал свое внимание на изображении девушек-дворянок, выросших в усадебной культуре. Как и жорж-сандовская героиня, тургеневская девушка – это прежде всего сильная натура, целеустремленна, не просто готовая, но жаждущая служить и жертвовать собой ради любви или какой-либо высокой идеи. Такие девушки у Тургенева ищут мужчину, который бы беззаветно был предан высокой идее, чтобы полюбить его, пойти за ним без оглядки и всю жизнь помогать ему в служении этой идее. Но, как правило, тургеневские девушки не находят таких мужчин. Вернее, сначала думают, что находят, а потом жестоко разочаровываются (вспомним, например, замечательный прощальный диалог типичной тургеневской девушки Наташи с велеречивым Рудиным, проповедником всяческих красивых идей).

В отличие от Жорж Санд, Тургенев делал свои мужские образы нравственно, идейно гораздо слабее женских. Казалось бы, героем, достойным тургеневской девушки Елены Николаевны Стаховой (роман «Накануне»), является Инсаров, спешащий сражаться за независимость и свободу своей родины. Но, во-первых, он – болгарин, а во-вторых, умирает от болезни, так и не совершив ничего великого или даже значительного, мало того – он даже не доехал до своей родины.

По-видимому, в российской действительности писатель не находил героев-мужчин, которые были бы под стать его идеальным  девушкам. Вспомним проницательные замечания по этому поводу Н.Г. Чернышевского о «русском человеке на rendez-vous».  В этом, возможно, и состояло главное отличие функционирования тургеневских девушек в сюжете от жорж-сандовской модели. Французская писательница иногда делала своих героев мужчин возвышеннее представительниц прекрасного пола.  

Тургенев был очень избирательным по отношению к жорж-сандовским героиням. Его не интересовала проблематика женского протеста внутри брака («Индиана», «Жак», «Валентина»), которая была освоена в русской литературе 1840-х гг. (Герцен, Панаев, Кудрявцев, Дружинин). Что касается пересмотра традиционного образа «падшей» женщины («Лукреция Флориани»), то он начался в России несколько позднее и осуществлялся с демократических и религиозных позиций, как в творчестве шестидесятников, так и в произведениях Достоевского и Л. Толстого.

          Тургенев, приступая к произведениям с ярко выраженным любовным сюжетом во второй половине 1850-х гг., все свое внимание отдал пробуждающемуся сознанию девушки, не случайно его называют певцом первой любви. Но у Жорж Санд среди ее «любимых» героинь был и этот тип, наиболее родственный тургеневскому идеалу. Уже в романах  1830-х гг. она дала разные варианты характера юной девушки, чистой и целомудренной, но смело пренебрегающей правилами приличия и поступающей часто довольно рискованно. Именно такой была пятнадцатилетняя Алезия Альдини, красавица-аристократка («La Dernière Aldini» /«Последняя Альдини», 1838), влюбившаяся в оперного певца Лелио, сына рыбака. Готовая соединить с ним свою судьбу, она не только назначала своему избраннику тайные свидания у себя дома, но могла одна отправиться к нему ночью ради решительного объяснения.

          Однако, пожалуй, наиболее ярким и полнокровным образом, воплощающим тип  незаурядной девушки, одаренной душевной красотой, нравственной чистотой и высокой идейностью, был образ Консуэло. Для Тургенева эта героиня, связанная с личностью Полины Виардо как основного прототипа, имела особую привлекательность. В дилогии о Консуэло – этом экспериментальном произведении со сложной подтекстовой структурой и многоуровневыми смыслами – Тургенева, по-видимому, прежде всего привлекал мотив пути главной героини-артистки, который в контексте всего произведения воспринимался как движение к подлинной любви, истине, сокровенному смыслу человеческого существования. Не случайно писатель работал над либретто оперы на этот сюжет.

           В отличие от Жорж Санд, которая своих идеальных девушек помещала в прошлое (действие как в «Мопра», так и дилогии о Консуэло происходит в XVIII в.), не видя возможности их бытования в реальности, Тургенев утверждал идеал женщины – своей современницы.

Типологически близкий к жорж-сандовской героине, тип тургеневской девушки вызывал у современников противоречивые чувства и оценки от восхищения до полного неприятия. В дальнейшем с его рецепцией происходило примерно то же самое. Иннокентий Анненский в статье «Символы красоты у русских писателей» (1909) не без сарказма писал об однообразии отношения Тургенева к женской красоте. Он сравнил тургеневскую женщину с былинной «удалой поляницей», которая, будучи грандиозных размеров, сажает богатыря в карман вместе с лошадью, а затем предлагает ему «сотворить с ней любовь», после чего богатырь гибнет. Анненский отмечал «наглость властной красоты» тургеневских женщин, при этом мужчины оказывались «жертвами красоты» [1, с. 134].

Несколько иную трактовку дал типу тургеневской девушки Николай  Гумилев. В своем стихотворении «Девушке» из сборника «Чужое небо» (1912) он высвечивал свойственные ему рационализм и бесстрастие:

 Мне не нравится томность

 Ваших скрещенных рук,

 И спокойная скромность,

 И стыдливый испуг.

 

 Героиня романов Тургенева,

 Вы надменны, нежны и чисты,

 В вас так много безбурно-осеннего

 От аллеи, где кружат листы.

 

 Никогда ничему не поверите,

 Прежде чем не сочтете, не смерите,

 Никогда никуда не пойдете,

 Коль на карте путей не найдете.

 

 И вам чужд тот безумный охотник,

 Что, взойдя на нагую скалу,

 В пьяном счастье, в тоске безотчетной

 Прямо в солнце пускает стрелу [6, с. 141].

Другой поэт серебряного века, Константин Бальмонт, включил в свое стихотворения «Памяти И.С. Тургенева» восторженный гимн как тургеневским героиням, так и их создателю, впервые открывшему духовные потребности русской девушки:

10.

 И там вдали, где роща так туманна,

 Где луч едва трепещет над тропой,–

 Елена, Маша, Лиза, Марианна,

 И Ася, и несчастная Сусанна –

 Собралися воздушною толпой.

11.

 Знакомые причудливые тени,

 Создания любви и красоты,

 И девственной и женственной мечты,–

 Их вызвал к жизни чистый, нежный гений,

 Он дал им форму, краски и черты.

12.

 Не будь его, мы долго бы не знали

 Страданий женской любящей души,

 Ее заветных дум, немой печали;

 Лишь с ним для нас впервые прозвучали

 Те песни, что таилися в тиши [2].

Бальмонт объединил всех молодых героинь Тургенева, не замечая существенных различий. Наиболее репрезентативные «тургеневские девушки» – Наталья Ласунская, Лиза Калитина, Елена Стахова. Каждая из них  взрослеет и развивается до сложившейся личности у читателя на глазах, так как проходит через ряд испытаний – природой, музыкой (или искусством), гражданскими идеями и, конечно, любовью. Поэтому только пространство романа дает возможность для воссоздания и изображения «тургеневской девушки», идеальной в своей сущности во всей ее полноте.

У некоторых других тургеневских героинь сохраняются лишь отдельные черты созданного им культурно-исторического типа. Женские персонажи уже названных ранее повестей («Переписка», «Фауст») находятся на начальной (если уместно так выразиться)  стадии развития «тургеневской девушки». Повесть можно назвать экспериментальной площадкой Тургенева для выработки его романных сюжетов и характеров. Пожалуй, ближе всего к модели «тургеневской девушки» Маша Перекатова из повести «Бретер», в которой есть два претендента и мотив испытания.

 А вот Асю, наиболее часто «эксплуатируемую» в этом качестве в школьных сочинениях, вряд ли можно считать репрезентативным типом. Она не только совсем еще юное, не сформировавшееся существо, но к тому же внебрачная дочь дворовой крестьянки и барина. Первые девять лет ее жизни проходят на скотном дворе, после смерти матери она четыре года живет в доме нелюдимого, «почти разучившегося говорить» барина-отца, а в тринадцать лет переходит под покровительство своего сводного брата. Все это порождает в ней «фундаментальный дисбаланс», или деформированность сознания, дисгармоничность личности.

Как утверждает специалист по психоанализу, С.Н. Зимовец, Ася «живет в клиническом пространстве любовного аффекта, зов которого заставляет её постоянно пребывать в крайних состояниях режимов чувственности: сверхскоростная смена предельных величин психических состояний и их знаков отображена в особой динамике и даже какой-то кинематографической перемене авторских микронарративов» [9, с. 57]. Конечно, Ася вызывала и вызывает сочувствие и симпатии  как критиков (например, Чернышевского), так  и читателей разных эпох, а также и самого автора, потому что она подкупает своей  нравственной чистотой, поэзией своего первого любовного чувства. Но можно согласиться и с мнением специалиста, что «чувство Аси немотивировано и внезапно»: «Оно овладевает ею стремительно и катастрофически, как инфекция» [9, с. 57]. Примерно того же мнения был и А.Н. Островский, иронично заметивший, что  у этой девушки – «золотуха, загнанная внутрь» [17, с. 24–42].

По-видимому, следует выделить  в созданных Тургеневым женских характерах особый тип «тургеневской девушки», доминантными чертами которого являются не только юность, невинность, нравственная чистота, но и цельность, гармоничность, стремление к развитию и поиску высокой любви. Она хочет любить достойного мужчину, служащего гражданским идеалам. Эта модель была сформирована потребностями 1840-х гг. В дальнейшем под влиянием новых запросов времени, появления трудов о женской психологии и собственного взросления Тургенев развивает найденный им характер, модифицирует его, наделяет каждую героиню свойственной только ей индивидуальностью. По мере исчезновения усадебной культуры исчезает и «тургеневская девушка» с присущими ей доминантными чертами.

Если воспользоваться структурой образов тургеневских героев, предложенной В.М. Головко, то можно и в тургеневской девушке выявить 4 уровня: онтологический, архетипический, историко-социальный и психологический. Она обязательно думает о смысле жизни, ищет свое предназначение; ей присуще интеллектуальное и эстетическое развитие со всеми вытекающими из этого интересами; она сформирована усадебной культурой 1840-1860-х гг. с присущей ей этикетом, ритуалом поведения. Наконец, психологический уровень – самый индивидуализированный, хотя общим признаком для всех является гордость

Тургеневская девушка как код вышла за пределы литературы и культуры, войдя в общественное сознание и общественную жизнь. Интересным явлением являются конкурсы тургеневских девушек. Впервые он был проведен в Орле в 2007 году в рамках  международного фестиваля «Мода на русское». Поначалу он был обозначен как Конкурс интеллекта и творчества и проводился как яркое театрализованное представление  –межрегиональный конкурс русского стиля и этикета.  Инициатором его проведения стал Орловский областной центр народного творчества во взаимодействии с Управлением культуры и архивного дела Орловской области.  Победительница конкурса получила звание «тургеневской девушки» и была награждена путешествием в «тургеневский» Париж. Для всех остальных участниц была организована поездка в Санкт-Петербург.

В настоящее время конкурс получил самостоятельный статус.

Цели и задачи конкурса

 

  • воспитание интеллектуальной, нравственной и творческой личности на духовных идеалах русской литературы;
  • формирование у молодежи инициативности и коммуникабельности, всестороннего развития личности, желания физически и духовно совершенствоваться;
  • выявление ярких, талантливых, увлеченных людей для дальнейшего развития и совершенствования в сфере творчества и искусства, активного участия в культурной и общественной жизни страны;
  • сохранение культурных ценностей и традиций народов Российской Федерации, материального и нематериального наследия культуры России и использование его в качестве ресурса духовного и экономического развития;
  • развитие культурного потенциала нации;
  • изучение особенностей русского женского характера, ума, такта, душевной стойкости и проецирование их в мировоззрение и характер современной русской девушки;
  • укрепление общих культурных интересов и близости между поколениями;
  • популяризация творческого наследия выдающегося русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева;
  • формирование стремления к изучению исторических и культурных традиций России и Орловской области.

 

Сроки и порядок проведения конкурса

 

Конкурс пройдет в городе Орле с 1 апреля по 20 октября 2018 года.

Условия конкурса: в конкурсе могут принять участие девушки 16-22 лет (1996-2002 года рождения), проживающие на территории Российской Федерации, рекомендованные региональными органами и учреждениями субъектов Российской Федерации.

Конкурс проводится в два этапа:

 

  1. Предварительный этап (заочный).

Для  участия  в  первом  этапе  необходимо  не  позднее  1  июля  2018 года представить  в  оргкомитет  конкурса  следующие конкурсные материалы:

1.Заявка на участие (Приложение № 2), анкета сопровождающего лица (представителя региона) (Приложение № 3)

2. Заполненный и подписанный бланк на обработку персональных данных, как участницы, так и сопровождающего (представителя региона). Для несовершеннолетних участниц оформляется родителями или законными представителями участницы (Приложение № 4);

3. Фотографии участницы (портрет и фото в полный рост);

4. Характеристика участницы;

5.Видеоматериал реализованного социального проекта. Социальный проект – вид деятельности, направленный на развитие социальной сферы (например, помощь детям-сиротам, решение экологической проблемы, пропаганда здорового образа жизни, помощь бездомным животным и т.д.);

6.Эссе на тему «Письмо к Тургеневу». Работа должна соответствовать жанру эссе. Это небольшое по объему мини-сочинение, в котором участник излагает свое видение темы, стараясь обосновать его, выразить свои мысли и чувства. (Приложение №5).

  1. Конкурсная программа.

19-20 октября в г. Орел состоится конкурсный отбор, где жюри выберет обладательницу звания «Тургеневская девушка – 2018».

Программа конкурсного отбора включает:

1.Конкурс «Визитная карточка». Конкурсантка должна представить себя, рассказать о своих увлечениях, актуальности выбранного социального проекта. Возможно использование сценического костюма, показ видеоролика с обязательным комментированием (до 3 мин.);

2. Конкурс художественной декламации «Вне времени и пространства», посвященный 200-летию со дня рождения И.С. Тургенева. Конкурсантка декламирует любое  стихотворение  или  логически  законченный  отрывок  из   произведений  И.С. Тургенева  на  иностранном  языке   (английский,   немецкий,   французский)   (до 2 мин.);

3.Конкурс «ART-Hall» (литературно-музыкальная гостиная). Конкурсантка показывает с участием группы поддержки логически законченный фрагмент в форме музыкального спектакля, литературно-музыкальной композиции, сочетающей в себе музыкальное, драматическое, хореографическое и вокальное искусство, в основе которого – произведения И.С. Тургенева (до 8 минут).

Организаторы оставляют за собой право изменить или дополнить перечень конкурсных этапов.

Орловский конкурс вызвал подражание: в Якутске 22 марта 2018 в одной из средних школ был организован по образцу Орловского  «Разгадка тайны тургеневской девушки».

Оценивали оригинальность и своеобразие костюмов, пластику  и соответствие образу, умение держать контакт со зрителем. Участницы рассказывали о своих увлечениях, интересах, а также о своем понимании образа «тургеневской девушки».

 Для благовоспитанной девушки в 19 веке обязательным считалось знание английского, французского, немецкого языков, рукоделие, они обучались также живописи и музыке, танцам. Вторым был творческий конкурс,  который  состоял из двух  заданий: участницы продемонстрировали свои творчески способности, а затем артистические и сценические  навыки в прочтении отрывков из художественных произведений.

 Третьим был интеллектуальный конкурс, который позволял жюри оценить кругозор, эрудицию, знание литературы, искусства, живописи. Каждая  из участниц  отвечала на вопросы, которые вынимала  из «волшебной» шкатулки.

Эти конкурсы показывают актуальность этого литературного кода и оказывают благотворное влияние на современную, так как способствуют развитию ее эстетическому и этическому развитию. Поэтому оказывается, что Тургенев не просто русский классик, но и наш современник, который создал такой гармоничный образ русской девушки, которому хочется подражать.

Список литературы:

1. Анненский И. Символы красоты у русских писателей // Анненский И. Книги отражений. М., 1979.

2. Бальмонт К. Из книги стихов «Под северным небом». СПб., 1894. Стихотворение было прочитано автором 31-го октября 1893 года в Москве, на заседании Общества Любителей Российской Словесности, посвящённом памяти И. С. Тургенева

3. Белецкий А.И. Тургенев и русские писательницы 30-60-х гг. // Творческий путь Тургенева. Пг., 1923.

4. Буренин В. Литературная деятельность Тургенева. СПб., 1884.

5. Воспоминания Прасковьи Николаевны Татлиной (1812–1854) // Русский архив. 1899. №№ 9–12. С. 220.

6. Гумилев Н. Стихи. Проза.

7. Доманский В.А. Русский усадебный текст: образ мира, эстетика, поэтика // Доманский В.А., Кафанова О.Б., Шарафадина К.И. Литература в синтезе искусств. Сад как город и текст. СПб., 2010. С. 14–25.

8. Домашняя беседа. 1860. Вып. 29. 16 июля.

9. Зимовец С.Н. Тургеневская девушка: генеалогия аффекта (опыт инвективного психоанализа) // Клиническая антропология. М., 2003.

10. Ерофеев В. Энциклопедия русской души Тургеневская девушка // Радио свобода.  Электронный ресурс: http:// archive.svoboda.org/programs/encl /2004/ encl. 042404.as.

11. Кафанова О.Б. Русский жорж-сандизм // Вожди умов и моды. Чужое имя как наследуемая модель  жизни. СПб, 2003.

12. Кафанова О.Б. Жорж Санд и русская литература XIX века. (Мифы и реальность.) 1830–1860 гг. Томск, 1998. – 410 с.

13. Кафанова О.Б. Феномен Жорж Санд в России XIX века // Жорж Санд. Библиография русских переводов и критической литературы на русском языке. Под ред. член-корр. РАН  А.Д. Михайлова. Т. 1. 1832-1900 гг. М., 2005.

14. Кийко Е.И. Героиня жоржсандовского типа в повести Тургенева «Переписка» // Русская литература. 1984. № 4.

15. Лой А. Тургеневская девушка. Электронный ресурс: http://samlib.ru/l/loj_a_w/turgen.shtml

16. Муратова Т. Тургеневская девушка // Электронный ресурс:  http://www.stihi.ru/2009/07/06/760.

17. Надточий Э.Топологическая проблематизация связи субъекта и аффекта в русской литературе. (Из философских наблюдений над эволюцией поэтики золотухи) //Логос,  1999. № 2 (12).

18. Николаев Ю. Тургенев. Критический этюд. М., 1894.

19. Павлова К.К. Собр. соч. М., 1915. Т. 2.

20. Пумпянский Л.В.  Романы Тургенева и роман «Накануне». Историко-литературный очерк // Тургенев И.С. Соч.  М.; Л., 1929. Т. 6.

21. Тургенев И.С. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч.: В 12 т. М., 1978–1986. Письма: В 18 т. М., 1982–213. С. 179.

22. Шашков С.С. История русской женщины. СПб., 1879.

23. Юферева Э. Будущее «тургеневской девушки» // Электронный ресурс:  turgenev-archive. blogspot. com/2011 /03/blog-post.html‎.

 

Vote up!

0

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

наверх