РЕЗЬБА БОГОРОДСКАЯ

Фигурки людей и зверей изготавливались издавна и распространены повсеместно, благо что материала для этого – древесины, - всегда было в изобилии. Но Богородское и Сергиев Посад – одни из наиболее крупных центров деревянной игрушки.

В середине XV в Богородское было собственностью московского боярина Плещеева, а потом, в 1595 г. перешло в собственность Лавры. 

Вокруг Троицы кипела жизнь, и неудивительно – монастырь не просто место для спасения, но и крепость, и хозяйственный центр. Ремесленный люд объединялся вокруг Лавры, которая к тому же обеспечивала их работой. Здесь трудились самые искусные художники-иконописцы, резчики, токари, которые получали заказы не только от самой обители, но и от других заказчиков, причем порой – царственных. Сама Лавра отправляла владыкам, - царям, князьям, патриархам, - свои дары (так называемые троицкие), и обеспечивала посадским, как бы мы сказали сейчас, поток заказов.

Точно неизвестно, кто первым вырезал первую игрушку, но по легенде это был – ни много, ни мало, - преподобный Сергий, вырезавший куколок для забавы детей. Те, кто чурается всего православного, утверждают, что все было гораздо проще: некоей богородской мамаше надоело крутить легко рвущиеся куклы из тряпок, и она в итоге вырезала неубиваемую игрушку из дерева. Чем занимался в это время папа – неведомо, но известно, что когда кукла детям надоела, он отвез ее на ярмарку. Другой вариант – глухонемой по имени Татыга, который тоже вырезал куклу и т.п. и т.д. Начала могут различаться, но итог один (мечта ремесленника): некто купил игрушку, а потом сделал такой большой заказ, что мастеру пришлось набрать учеников из посадских.

В богородские игрушки играли крестьянские и царские детишки, а сергиево-посадский базар запестрил разнообразными игрушками

Сначала было некое разделение труда: богородские делали запчасти, которые посадские собирали, или же богородские вытачивали (вырезали) игрушки в белье, т.е. неокрашенные, а посадские расписывали. Так продолжалось достаточно долго, но богородским мастерам это было, во-первых, невыгодно, во-вторых, им приходилось реализовывать задумки посадских.

И тогда появилась именно богородская игрушка, т.е. неокрашенная фигурка зачищенного и резного дерева. Еще одна «визитка» - подвижные детальки и групповые композиции.   

Работали, как правило, всем семейством (это сейчас резчики в основном женского полу, а тогда инструмент требовал мужских мускулов), были задействованы и дети: старшие вырубали топориками основные формы, младшие зачищали готовые фигурки. У мастеров была специализация – по человечкам, по зверушкам, по птичкам.

Работали с осени до весны, когда пора уже было идти в поле.

Материалом служила мягкая липа, в крайнем случае – осина и ольха, причем на заготовки ходили исключительно зимой, чтобы избежать избытка влаги в древесине. Молоденькие деревца для резьбы не подходят (помимо прочего, из древесина не имеет еще должной упругости), нужны деревья, разменявшие минимум шестой десяток. После снятия коры (ее оставляют лишь в виде колец, на краях бревен, для предотвращения потрескивания при высыхании). Дерево просушивают от двух до четырех лет, на воздухе, под навесом.

После распила поленья или делят на «горбушки»-кругляки – для «лежачих», ориентированных горизонтально фигурок, или на треугольные брусочки – для вертикальных форм.

Сучки, которые портят внешний вид (игрушка-то не окрашивается), стараются обходить или вырезать. Пятна, рыхнилы недопустимы также. Заготовки размечаются по лекалам, общие контуры намечаются ножовкой и топориком, лишнее снимается стамеской, а тонкие работы выполняются «щучкой» (короткий и острый богородский нож со скошенным лезвием).

Профессионалы, обучавшиеся в училище, делает сначала эскизы и образцы, а традиционно резьба выполнялась «смаху», отсюда и наименование -  Богородская маховая резьба. Это требует острого глаза, твердой руки и чувства прекрасного. Сейчас детали обрабатывают на станках и шкуркой, традиционно же обходились даже без стеклянной бумаги (наждака), работали только «щучкой» и стамеской.  

Традиционная игрушка никогда не окрашивается, не лакируется, не расписывается. Для отделки используют роспись стамеской, и из-под нее выходят настоящие шедевры – шерстка, перья, грива, складки одежды, тонкая игра светотени и ритмические узоры…

Гусары и дамы, всадники, барыни, солдаты, мужики и медведи – все эти персонажи легко узнаваемы. Острый глаз художника вылавливает из реальной жизни и придает своим игрушкам самые характерные позы и жесты. Честное слово, даже богородские козлы по-человечески очаровательны.

А «кузнецы»? Кто не знает богородских «кузнецов»? Ими играли еще Пушкин, и Лермонтов. Рассказывают даже, что Роден, увидев «кузнецов» на Всемирной Парижской выставке, пришел в восторг, а когда ему преподнесли игрушку в дар, бережно сохранял ее всю жизнь.

Забавный дуэт мужичка и медведя и в настоящее время является символом богородской игрушки, и красуется на флаге села. А мастера адаптируют богородского мишку на злобу дня, и в итоге появляются композиции наподобие мишек, наблюдающих за стыковкой «Союза» и «Аполлона», а также медведь, исполняющий Шестую героическую симфонию на клавиатуре компьютера.

Vote up!

2

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

наверх