Образ прекрасной дамы в лирических строках поэтов разных эпох

Литература Опубликовано 07.03.2020 - 03:39 Автор: Ева Рубич

Песня

                                                             Василий Жуковский

Мой друг, хранитель-ангел мой,

О ты, с которой нет сравненья,

Люблю тебя, дышу тобой;

Но где для страсти выраженья?

Во всех природы красотах

Твой образ милый я встречаю;

Прелестных вижув их чертах

Одну тебя воображаю.

 

Беру пероим начертать

Могу лишь имя незабвенной;

Одну тебя лишь прославлять

Могу на лире восхищенной:

С тобой, один, вблизи, вдали,

Тебя любитьодна мне радость;

Ты мне все блага на земли;

Ты сердцу жизнь, ты жизни сладость.

 

В пустыне, в шуме в городском

Одной тебе внимать мечтаю;

Твой образзабываясь сном,

С последней мыслию сливаю;

Приятный звук твоих речей

Со мной во сне не расстается;

Проснусьи ты в душе моей

Скорей, чем день очам коснется.

 

Ах! мне ль разлуку знать с тобой?

Ты всюду спутник мой незримый;

Молчишьмне взор понятен твой,

Для всех других неизъяснимый;

Я в сердце твой приемлю глас;

Я пью любовь в твоем дыханье

Восторги, кто постигнет вас,

Тебя, души очарованье?

 

Тобой и для одной тебя

Живу и жизнью наслаждаюсь;

Тобою чувствую себя;

В тебе природе удивляюсь.

И с чем мне жребий мой сравнить?

Чего желать в толь сладкой доле?

Любовь мне жизньах! я любить

Еще стократ желал бы боле.

1808

 

 

Когда я повстречал красавицу мою

Денис Давыдов

1

Когда я повстречал красавицу мою,

Которую любил, которую люблю,

Чьей власти избежать я льстил себя обманом,-

   Я обомлел!- Так, случаем нежданным,

   Гуляющий на воле удалец -

      Встречается солдат-беглец

      С своим безбожным капитаном.

 

1834

             2

Вошла, как Психея, томна и стыдлива,

Как юная пери, стройна и красива,-

И шепот восторга бежит по устам,

И крестятся ведьмы, и тошно чертям!

 

1833

3

В тебе, в тебе одной природа, не искусство,

Ум обольстительный с душевной простотой,

Веселость резвая с мечтательной душой,

И в каждом слове мысль, и в каждом взоре чувство!

 

1829

 

 

 Кудри

 Бенедиктов Владимир Григорьевич

 

Кудри девы-чародейки,

Кудриблеск и аромат,

Кудрикольца, струйки, змейки,

Кудришелковый каскад!

Вейтесь, лейтесь, сыпьтесь дружно,

Пышно, искристо, жемчужно!

 

Вам не надобен алмаз:

Ваш извив неуловимый

Блещет краше без прикрас,

Без перловой диадемы;

Только розацвет любви,

Розанежности эмблема

Красит роскошью эдема

Ваши мягкие струи.

Помню прелесть пирной ночи, —

Живо помню я, как вы,

Задремав, чрез ясны очи

Ниспадали с головы;

В ароматной сфере бала,

При пылающих свечах,

Пышно тень от вас дрожала

На груди и на плечах;

Ручка нежная бросала

Вас небрежно за ушко,

Грудь у юношей пылала

И металась высоко.

Мы, смущенные, смотрели, —

Сердце взорами неслось,

Ум тускнел, уста немели,

А в очах сверкал вопрос:

«Кто ж владелец будет полный

Этой россыпи златой?

Кто-то будет эти волны

Черпать жадною рукой?

Кто из нас, друзья-страдальцы,

Будет амвру их впивать,

Навивать их шелк на пальцы,

Поцелуем припекать,

Мять и спутывать любовью

И во тьме по изголовью

Беззаветно рассыпать

 

Кудри, кудри золотые,

Кудри пышные, густые

Юной прелести венец!

Вами юноши пленялись,

И мольбы их выражались

Стуком пламенных сердец;

Но, снедаемые взглядом

И доступны лишь ему,

Вы ручным бесценным кладом

Не далися никому:

Появились, порезвились

И, как в море вод хрусталь,

Ваши волны укатились

В неизведанную даль!

                                         1838

 

Признание

                                                                Александр Пушкин

Я вас люблю, — хоть я бешусь,

Хоть это труд и стыд напрасный,

И в этой глупости несчастной

У ваших ног я признаюсь!

Мне не к лицу и не по летам...

Пора, пора мне быть умней!

Но узнаю по всем приметам

Болезнь любви в душе моей:

Без вас мне скучно, — я зеваю;

При вас мне грустно, — я терплю;

И, мочи нет, сказать желаю,

Мой ангел, как я вас люблю!

Когда я слышу из гостиной

Ваш легкий шаг, иль платья шум,

Иль голос девственный, невинный,

Я вдруг теряю весь свой ум.

Вы улыбнетесь, — мне отрада;

Вы отвернетесь, — мне тоска;

За день мучениянаграда

Мне ваша бледная рука.

Когда за пяльцами прилежно

Сидите вы, склонясь небрежно,

Глаза и кудри опустя, —

Я в умиленье, молча, нежно

Любуюсь вами, как дитя!..

Сказать ли вам мое несчастье,

Мою ревнивую печаль,

Когда гулять, порой, в ненастье,

Вы собираетеся вдаль?

И ваши слезы в одиночку,

И речи в уголку вдвоем,

И путешествия в Опочку,

И фортепьяно вечерком?..

Алина! сжальтесь надо мною.

Не смею требовать любви.

Быть может, за грехи мои,

Мой ангел, я любви не стою!

Но притворитесь! Этот взгляд

Всё может выразить так чудно!

Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

 

 

 Она не гордой красотою

 Михаил Лермонтов

Она не гордой красотою

Прельщает юношей живых,

Она не водит за собою

Толпу вздыхателей немых.

И стан еене стан богини,

И грудь волною не встает,

И в ней никто своей святыни,

Припав к земле, не признает.

Однако все ее движенья,

Улыбки, речи и черты

Так полны жизни, вдохновенья,

Так полны чудной простоты.

Но голос душу проникает,

Как вспоминанье лучших дней,

И сердце любит и страдает,

Почти стыдясь любви своей.

1832

 

Женщине

Валерий Брюсов

Тыженщина, тыкнига между книг,

Тысвернутый, запечатленный свиток;

В его строках и дум и слов избыток,

В его листах безумен каждый миг.

 

Тыженщина, тыведьмовский напиток!

Он жжет огнем, едва в уста проник;

Но пьющий пламя подавляет крик

И славословит бешено средь пыток.

 

Тыженщина, и этим ты права.

От века убрана короной звездной,

Тыв наших безднах образ божества!

 

Мы для тебя влечем ярем железный,

Тебе мы служим, тверди гор дробя,

И молимсяот векана тебя!

1896

 

О, женщина, дитя, привыкшее играть

Константин Бальмонт

О, женщина, дитя, привыкшее играть

И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,

Я должен бы тебя всем сердцем презирать,

А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!

Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,

Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,

Для прихоти твоей я душу погублю,

Все, все возьми себе - за взгляд очей прекрасных,

За слово лживое, что истины нежней,

За сладкую тоску восторженных мучений!

Ты, море странных снов, и звуков, и огней!

Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

 

 

 

* * *                                        Осип Мандельштам

Нежнее нежного

Лицо твое,

Белее белого

Твоя рука,

От мира целого

Ты далека,

И все твое

От неизбежного.

От неизбежного

Твоя печаль,

И пальцы рук

Неостывающих,

И тихий звук

Неунывающих

Речей,

И даль

Твоих очей.

1909

 

 

Она пришла с мороза

Александр Блок

 

Раскрасневшаяся,

Наполнила комнату

Ароматом воздуха и духов,

Звонким голосом

И совсем неуважительной к занятиям

Болтовней.

 

Она немедленно уронила на пол

Толстый том художественного журнала,

И сейчас же стало казаться,

Что в моей большой комнате

Очень мало места.

 

Всё это было немножко досадно

И довольно нелепо.

Впрочем, она захотела,

Чтобы я читал ей вслух "Макбета".

 

Едва дойдя до пузырей земли,

О которых я не могу говорить без волнения,

Я заметил, что она тоже волнуется

И внимательно смотрит в окно.

 

Оказалось, что большой пестрый кот

С трудом лепится по краю крыши,

Подстерегая целующихся голубей.

 

Я рассердился больше всего на то,

Что целовались не мы, а голуби,

И что прошли времена Паоло и Франчески.

1908

 

 

 

 

 

 

Не бродить, не мять в кустах багряных

Сергей Есенин 

 

Не бродить, не мять в кустах багряных

Лебеды и не искать следа.

Со снопом волос твоих овсяных

Отоснилась ты мне навсегда.

 

С алым соком ягоды на коже,

Нежная, красивая, была

На закат ты розовый похожа

И, как снег, лучиста и светла.

 

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,

Имя тонкое растаяло, как звук,

Но остался в складках смятой шали

Запах меда от невинных рук.

 

В тихий час, когда заря на крыше,

Как котенок, моет лапкой рот,

Говор кроткий о тебе я слышу

Водяных поющих с ветром сот.

 

Пусть порой мне шепчет синий вечер,

Что была ты песня и мечта,

Всё ж, кто выдумал твой гибкий стан и плечи

К светлой тайне приложил уста.

 

Не бродить, не мять в кустах багряных

Лебеды и не искать следа.

Со снопом волос твоих овсяных

Отоснилась ты мне навсегда.

 

 

Ветла чернела на вершине

Николай Гумилёв

Ветла чернела. На вершине

Грачи топорщились слегка,

В долине неба синей-синей

Паслись, как овцы, облака.

 

И ты с покорностью во взоре

Сказала: «Влюблена я в Вас».

Кругом трава была, как море,

Послеполуденный был час.

 

Я целовал пыланья лета

Тень трав на розовых щеках,

Благоуханный праздник света

На бронзовых твоих кудрях.

 

И ты казалась мне желанной,

Как небывалая страна,

Какой-то край обетованный

Восторгов, песен и вина.

1919

 

 

Всегда найдется женская рука

Евгений Евтушенко

 

Всегда найдется женская рука,

чтобы она, прохладна и легка,

жалея и немножечко любя,

как брата, успокоила тебя.

 

Всегда найдется женское плечо,

чтобы в него дышал ты горячо,

припав к нему беспутной головой,

ему доверив сон мятежный свой.

 

Всегда найдутся женские глаза,

чтобы они, всю боль твою глуша,

а если и не всю, то часть ее,

увидели страдание твое.

 

Но есть такая женская рука,

которая особенно сладка,

когда она измученного лба

касается, как вечность и судьба.

 

Но есть такое женское плечо,

которое неведомо за что

не на ночь, а навек тебе дано,

и это понял ты давным-давно.

 

Но есть такие женские глаза,

которые глядят всегда грустя,

и это до последних твоих дней

глаза любви и совести твоей.

 

А ты живешь себе же вопреки,

и мало тебе только той руки,

того плеча и тех печальных глаз...

Ты предавал их в жизни столько раз!

 

И вот оно - возмездье - настает.

"Предатель!"- дождь тебя наотмашь бьет.

"Предатель!"- ветки хлещут по лицу.

"Предатель!"- эхо слышится в лесу.

 

Ты мечешься, ты мучишься, грустишь.

Ты сам себе все это не простишь.

И только та прозрачная рука

простит, хотя обида и тяжка,

 

и только то усталое плечо

простит сейчас, да и простит еще,

и только те печальные глаза

простят все то, чего прощать нельзя...

 

 

Волосы за висок...

Иосиф Бродский

Волосы за висок

между пальцев бегут,

как волны, наискосок,

и не видно губ,

оставшихся на берегу,

лица, сомкнутых глаз,

замерших на бегу

против теченья. Раз-

розненный мир черт

нечем соединить.

Ночь напролет след,

путеводную нить

ищут язык, взор,

подобно борзой,

упираясь в простор,

рассеченный слезой.

Вверх по теченью, вниз

я. Сомкнутых век

не раскрыв, обернись:

там, по теченью вверх,

что (не труди глаза)

там у твоей реки?

Не то же ли там, что за

устьем моей руки?

Мир пятерни. Срез

ночи. И мир ресниц.

Тот и другой без

обозримых границ.

И наши с тобой слова,

помыслы и дела

бесконечны, как два

ангельские крыла.

1967

 

 

Я знаю, что все женщины прекрасны...

Андрей Дементьев

 

Я знаю, что все женщины прекрасны.

И красотой своею и умом.

Еще весельем, если в доме праздник.

И верностью, – когда разлука в нем.

Не их наряды или профиль римский, —

Нас покоряет женская душа.

И молодость ее

И материнство,

И седина, когда пора пришла.

Покуда жив, – я им молиться буду.

Любовь иным восторгам предпочту.

Господь явил нам женщину, как чудо,

Доверив миру эту красоту.

И повелел нам рядом жить достойно.

По рыцарскии щедро, и светло.

Чтоб души наши миновали войны

И в сердце не закрадывалось зло.

И мымужчиныкланяемся низко

Всем женщинам родной земли моей.

Недаром на солдатских обелисках

Чеканит память лики матерей.

2003

 

 

Сон Любимой

Дмитрий Дарин 

  Спит на руке моя нежная женщина,

   Спит беспокойным изнервленным сном.

   Ты троекратно во сне перекрещена

   Светлого ангела белым крылом.

 

   Я его видел в рассветном прозрении,

   Я угадал его чуткий полет.

   Шепчут иконы о вечном спасении,

   Тихо грехов уменьшается счет.

 

   Спи, не тревожься, не надо, любимая,

   С ангелом душу пусти полетать.

   Я всей своей человеческой силою

   Буду твой сон до утра охранять.

  

  Счастье с печалью навеки обвенчано,

   Брызжет сквозь ставни предутренний сок.

   Спит на руке моя нежная женщина,

   Кружит над нами ночной мотылек.

                                                                          2004.

 

Ты и осень

               Посвящается Евгении Петровой

Саша Петров

 

Беззвучие.

Ты стоишь среди шатеновой осени,

снег ещё не омолодил постаревший год,

два листка каштана

заколками вплелись в твои волосы,

так природа украсила скромный портрет.

Молчишь,

тишина шепчет твоими устами

три слова:

«Я жду тебя».

 

Ты любила осень разную:

позднюю, раннюю,

особенно ночью, когда

ветер играл на струнах деревьев.

И как заправский поэт

ты её называла:

«Моя подружкасмуглая шатенка».

 

Теперь вы вместе.

Ты и осень.

 

Осень.

Я ведь должен её ненавидеть

за то, что украла тебя

 

«Я жду тебя» –

слова оживили ветви каштана,

и осыпались плоды,

ты их каждый год собирала,

зная, что они несъедобные.

Это был твой ритуал.

Это было для нас двоих «наше дерево»…

 

Ты уходишь в беззвучие.

Звук разрывает меня, и время

начинает ход заново

Не хочу.

Не хочу просыпаться,

в этом мире нет осени той, что

давала приют счастливым

 

Мне не снились сны несколько лет,

но я помню тот, последний,

что вернул меня к жизни

на девятый день:

Ты стоишь среди побелевшей осени,

снег уже омолодил постаревший год,

тытишина,

но твой голос звучит в мелодии, которую

играет ветер на струнах каштана:

«Я

всегда

буду

рядом»…

                              2011

 

 

Монолог женщины

                                                                                           Роберт Рождественский

 

Современная женщина, современная женщина!

Суетою замотана, но, как прежде божественна!

Пусть немного усталая, но, как прежде, прекрасная!

До конца непонятная, никому не подвластная!

 

Современная женщина, современная женщина!

То грустна и задумчива, то светла и торжественна!

Доказать ее слабости, побороть ее в дерзости,

Зря мужчины стараются, понапрасну надеются!

 

Не бахвалится силою, но на ней, тем не менее,

И заботы служебные, и заботы семейные!

Все на свете познавшая, все невзгоды прошедшая,

Остается загадкою современная Женщина!

1982

Vote up!
Vote down!

Баллы: 1

You voted ‘up’

наверх