ГЖЕЛЬ ЧЕРНО-РОЗОВАЯ

А вы знали, что изначально гжель черно-розовая? А то, что исконно русская гжель вдохновлена китайскими и голландскими образцами? А то, что даже во времена крепостного права гжельские умельцы оставались лично свободными? А то, что… впрочем, обо всем по порядку.

Тезис насчет исконности гжельской глины на Руси, в принципе, имеет свои основания. В любом случае она известна со стародавних времен, первые упоминания о ней имеются в документах периода правления великого Ивана III Калиты, т.е. с XIV в. Во времена Ивана Третьего существовал целый гончарный край, да и сейчас эпицентром промысла считается так называемый Гжельский куст, почти три десятка населенных пунктов.

Что конкретно означает слово «гжель» - по сей день является тайной. Возможно, что разгадка проста: от глагола «жгель» (обжигать в печи) или же от топонима, речки Гжелка на Смоленщине, или даже от старорусского имени птички-трясогузки («гжиолка»). Догадки строятся не один век и окончательной версии происхождения наименования бело-синего чуда нет.

Кстати, о бело-синем фарфоре.

Изначально гжель была разноцветная и не фарфоровая, а керамическая.

Кстати, первоначально вся гжель была керамической. Фарфора на Руси не знали, иностранные «партнеры» предпочитали получать космические жалования, но просвещать русских не стремились. Промышленный шпионаж результатов не дал. Но гениальный ученый, соученик и друг Михаила Ломоносова Дмитрий Виноградов умудрился найти формулу идеального фарфора, обучаясь у такого немецкого «мастера», который за весь период своей щедро оплачиваемой работы оставил

...только полдюжины чашек, да и те не имели ни цвета порцелинового, ни формы: были черны и покривлены.

Гениальный ученый-химик, при жизни Дмитрий Виноградов так и не добился признания своих несомненных услуг. Он начал искать утешения в вине. Свой трактат - «Обстоятельное описание чистого порцелина, как оной в России при Санкт-Петербурге делается, купно с показанием всех тому принадлежащих работ» — первый в Европе теоретический труд по керамике, писал, будучи посаженным на цепь.

Но и после того, как классическим цветовым решением стала лазурь на снежно-белом, заготовки гжельских шедевров были весьма готичными, розово-черными. Это было связано с тонкостями технологии: чтобы проинспектировать качество фарфора, его погружали в фуксин, анилиновую краску, которая окрашивала всю поверхность в ровный розовый цвет, делая заметным любую трещинку. Далее – роспись. Пышные розы-«агашки», дивные узоры, сценки из сказок – и все это чернее ночи. Кобальт до обжига имеет насыщенный черный цвет. Без пантонов и фотошопа, лишь кистью и краской (черной!), гжельские мастера создавали более двух десятков оттенков синего…

И лишь после нанесения рисунка, глазурирования и обжига розово-черные изделия становились лазорево-белоснежными шедеврами. Сродни магии, не так ли? Неудивительно, что гжельские мастера были в огромной цене, и даже во времена крепостного права были лично свободны, приписаны к Дворцовому и Удельному ведомствам, и занимались исключительно своим делом.

Да и в советское время, и сразу после распада империи (когда даже в Гжельском районе понаоткрывалось не менее трех десятков предприятий, специализирующихся на производстве подделок) все равно можно отличить подделку даже неискушенным глазом. В основном, по небрежным, однотонным мазкам, между тем как настоящий художник создает настоящее полотно, неважно, солонку он расписывает или поднос.

Так, художница Н. И. Бессарабова (основоположница современного гжельского стиля) научила своих учениц делать на изделиях

«широкий мазок с тональными переходами цвета от темного синего до светлого голубого, почти белого».

 

Vote up!

0

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

Теги:

наверх