ЧТО ДЕЛАЮТ ПОД КУПОЛОМ ЖУРАВЛИ?

Православный храм виден издалека: золотые купола (маковки) и крест. Символика формы куполов объясняется по-разному – пламя свечи, огонь молитв, шлем воина, - по этому поводу есть масса литературы. Но хотелось бы посмотреть поглубже, внутрь маковки. Но не такой, которой в настоящее время венчают быстровозводимые постройки, а традиционные.

Интересно, откуда под сусальным золотом купола птица?

Журавец (он же - кружало) – это криволинейно изогнутая стойка. Определенное количество журавцов формируют собой каркас главы, которая закрепляется на «шее». При небольшой доле воображения можно узреть в этих стойках силуэт журавля. Вряд ли это случайное совпадение.  Тем более что внешняя сторона журавцов покрывается кровлей, иной раз и «перьями» - досочками, перекрывающими друг друга. Вообще, традиционное деревянное покрытие главы лемехом тоже напоминает птичьи перья.

«Птичья» тема – древняя и символическая  

Символы птиц часто присутствуют в церковной символике. Птицы, пьющие из чаши жизни, пеликан, раздирающий себе грудь, чтобы напитать своих птенцов, голубь Ноя и Голубь – символ Духа Святаго, великолепные павлины – райская птица и символ бессмертия человеческой души. И в светском искусстве птицы олицетворяют собой бессмертие и вечную память, достаточно вспомнить песню на стихи Расула Гамзатова:

Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле.

Из-под небес, по-птичьи окликая,

Всех вас, кого оставил на земле,

многочисленные мемориалам погибшим – например, памятник «Журавли» в Саратове, монумент павшим воинам в Гунибе в Узбекистане, и даже японские журавлики Садако Сасаки.  

Да, и на башнях неординарного и неоднозначного храма Саграда Фамилия в Барселоне – стаи птиц, символизирующих души христиан в раю.

В православии все более прикровенно, более скрыто от глаз, и, возможно, именно потому журавцы – символы обожженных душ, сокровенно собираются в круг у подножия креста, венчающего маковки.

В настоящее время традиционные деревянные конструкции из экономии и для упрощения заменяются металлическими дугами, и вместо журавцов - просто пластинки по кругу. Что ж, это болезнь последнего времени – не вникать в тонкости, не видеть связи между формой и содержанием, не понимать, что форма – это то, что формирует пространство, прежде всего - сакральное пространство. И лишь строительный термин может теперь напомнить о том, как серьезно наши предки относились к животворящему Слову.

Спасибо за помощь в подготовке материала сайт «Русские в Латвии»

Vote up!

1

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

наверх