Подборка для Интернет-конкурса им. С. Есенина

* * *

                              Полине Андреевой

 

Девочка с ангельским взглядом

Тихо подходит к окошку.

Вот оно, солнышко, рядом,

Трогает мягко ладошку.

 
Ей и тепло, и приятно.

Ласковый солнечный лучик

Весело и аккуратно

Тянется к ней из-за тучек.

 
Девочка с ангельским взглядом

Смотрит с улыбкой в оконце.

Многого ей и не надо...

Только светило бы солнце.


Только бы к маме, что рядом,

Нежно прижаться щекою...

Девочка с ангельским взглядом

Солнышко гладит рукою.

 

МАМЕ

 

Я, кажется, недавно с ней поговорил.

– Что, плохо, мама. – Да, сынок, неважно.

– Держись. Ты поживёшь. Я Господа молил.

И я ещё приеду не однажды.

 

Потом сестра сказала: – Вроде ничего.

Вон даже с внуком бабушка смеялась.

Не думали тогда, а ей часов всего

Не более двенадцати осталось.

 

Она жила на свете, видно, как могла,

И замуж вышла очень молодая.

Здоровье лишь своё совсем не берегла,

Другим себя всецело отдавая.

 

В ней было столько бесконечной теплоты,

Что, видимо, не каждому даётся...

Душа и сердце были у неё чисты

И даже если вдруг она ругнётся...

 

Жалела мама многих... Может всех, почти...

Отходчива была невероятно.

Старалась с верой в сердце по судьбе идти,

Хоть многое ей было непонятно.

 

На помощь приходила – только позови.

Порою-то и звать не надо было.

И столько всем добра давала и любви,

На сколько у неё хватало силы.

 

Теперь уже не будет с нами никогда

Ни маминого слова «Ай, ну ладно...»,

Ни маминых напутствий, что она всегда

Давала от души, пусть и нескладно.

 

Быть может, надо было чаще говорить,

Что мама наша – лучшая на свете.

Быть может, надо было чуть сильней любить

И радовать её хотя бы этим.

 

Конечно же, как ангел мама не была

И непростой была её дорога.

Она, что ей Господь отмерил, прожила...

Жаль только, что отмерено немного.

 

ОДНАЖДЫ НА ВЫСТАВКЕ

 

Картины висели на стенах музея.

Днём люди по залам бродили, глазея.

А ночью, когда посетителей нет,

Когда полумрак и нескоро рассвет –

Тогда оживали музейные стены –

Картины шептались на разные темы.

То живо обсудят – чей это портрет,

Похвалят пейзаж и батальный сюжет.

То спорить о чём-то начнут увлечённо...

Один натюрморт вдруг спросил удивлённо:

– Скажите, зачем здесь икона висит?..

Неяркие краски. Не тот колорит.

Не видно в ней живости изображенья.

Не видно совсем никакого движенья.

Пускай подтвердит это «Чёрный квадрат».

Он дорого стоит, а значит – богат.

Свою пустоту прикрывая молчаньем,

Отделался «Чёрный квадрат» лишь мычаньем.

И вновь сохранил свой таинственный вид.

Все думали – мудр, потому и молчит.

А он просто имидж испортить не хочет.

Сама же икона печалилась очень.

Совсем не о том, что опять и опять

Вокруг продолжали её обсуждать...

Её огорчало, что люди шли мимо.

Порой было больно, почти нестерпимо.

Заплакать хотелось порой от того,

Что рядом бывало – совсем никого.

Хотя иногда, как на прошлой неделе,

И к ней подходили, но... просто смотрели.

А кто-то с молитвой икону писал

И вкладывал душу без всяких похвал.

Была бы она не на выставке в раме,

А рядом с другими иконами в храме.

Ведь свет от лампады теплей фонарей.

Пусть люди молились бы вновь перед ней.

Ведь здесь, где картины на стенах музея,

Все просто по залам проходят, глазея...

И грустными были иконы глаза.

И еле заметно катилась слеза.

 

Изменятся люди. Изменят законы…

А в храме всегда место есть для иконы.

 

* * *

          Покров землю кроет то листком, то снежком.

                                                                      Русская поговорка

 

Убран облаками

Голубой простор.

Словно бы над нами

Светлый омофор.

 

Осени монисто

Приняла трава.

На душе так чисто –

Праздник Покрова.

 

Вот и солнце светит –

Греет облака.

Даже шумный ветер

Присмирел пока

 

Дремлет утомлённо

Пёстрая листва.

Умиротворённо

В праздник Покрова.

 

Потянулись к югу

Клинья журавлей.

Будем же друг к другу

Ближе и родней.

 

Ведь для всех найдутся

Добрые слова.

Стоит улыбнуться

В праздник Покрова.

 

* * *

 

Осень. Спокойно уносит Двина

К Балтике тёмные воды.

В память мою – за волною волна –

Хлынули детские годы.

 

Папин гараж… был порою как дом.

Снасти, верстак и лебёдка…

Возле него, чуть поодаль, вверх дном

Сохла рыбацкая лодка.

 

Ветви раскинула у родника

Старая-старая ива.

Солнечный диск отражает река…

Эх, до чего же красиво!..

 

Воду в ладони свои соберу –

Выпью студёной водицы…

Не торопясь постою на яру,

Сверху любуясь криницей.

 

Старый барак был – рукою подать…

Сад и простая ограда…

Время прошло, не воротится вспять –

Нету ни дома, ни сада.

 

Жёлтым покровом укрыта земля.

Тихо на улице детства,

Где, как и прежде, стоят тополя –

Воспоминаний наследство.

Vote up!
Vote down!

Баллы: 38

You voted ‘up’

наверх