АЛИХАНОВ Сергей

Сергей Алиханов родился в 1947 году в Тбилиси. Свой поэтический стаж начинал в конце 60-х годов прошлого века как переводчик грузинских поэтов и автор собственных стихотворных сборников – «Голубиный шум», «Долгая осень», «Лен лежит», «Блаженство бега», «Где свет мелькал на сквозняке», «Мимолетный сентябрь».

 

Член Союза Писателей России, Алиханов еще и автор слов всенародно любимых песен «Лунная дорожка», «На высоком берегу» (музыка – Юрий Антонов), «Что тебе подарить» (музыка – Роман Майоров), «Мой ласковый и нежный зверь» (музыка – Евгений Дога) и многих других.

Песни на слова Сергея Алиханова: «Буду я любить тебя всегда» (муз. Игоря Крутого), «Воздушные замки» (муз. Валерий Леонтьев), «Ты должна рядом быть» (муз. Дима Билан) – в разные годы получили награду «Песня Года».

Песня «Ожившая кукла» на музыку Владимира Шаинского заняла 1 место конкурса в «Сопоте» – в 1985 году. Выпущено более 40 миллионов пластинок, кассет и альбомов с песнями на слова Сергея Алиханова. Живет в Москве.

 

Вот что ведущие российские поэты говорят о творчестве Сергея Алиханова:

 

«Когда я познакомился с ним, я заметил его грузинский акцент и в то же время чисто русскую классическую интонацию его стихов, в которых, однако, выражается его собственный характер. Мне нравится в Алиханове то, что он отдает все силы самой тяжелой борьбе – борьбе с самим собой, чтобы добраться до слова – синонима чувства», – Евгений Евтушенко («Комсомольская правда»)

 

«Это варварство нас заливает, как дождь» – сказал Сергей Алиханов – поэт внятный, но не рассудочный, сложный, но не сконструированный, глубокий, но не надуманный, вольно дышащий, но не спекулирующий на нынешней конъюнктуре вседозволенного вольнодумства.

Живородящее слово его таланта несет нам весть об истинной свободе творчества и свидетельствует о том, что как трагедия родилась из духа музыки, так и поэзия все еще помнит ту древнюю магию заговоров и песен, из которых она вышла», – Олеся Николаева

 

«Поэзия Сергея Алиханова архаична и новационна одновременно. Он не забавляется формальными экспериментами, не бросает смысла и содержания в жертву метафоре или интеллектуальному коллажу. Что касается традиционной «скованности» («Но я законное звено, мне это счастие дано» Ходасевич) поэзии Алиханова с золотой цепью русской поэзии, то оно самоочевидно. Он учился у Ходасевича, Кузьмина, Мандельштама — и очень важно, что он всматривался в более близкие зеркала — Слуцкого, Межирова и особенно, конечно, в магическое зеркало Иосифа Бродского.Существенно при этом то, что он не стал эпигоном, сильная натура человеческая и поэтическая вынесла наверх собственную интонацию», – Евгений Рейн

 

«У Сергея Алиханова за стихами не меньше, чем в стихах. Его мысли не существуют отдельно (для слова, для рифмы), они идут из жизни, проходят сквозь промежуток стиха и дальше идут в жизнь. Так корни деревьев на обрыве реки обнажаются, провисают в воздухе и снова уходят в почву. Беспрерывность мысли, беспрерывность чувства.

Много лет мы бродили с Алихановым по берегам северных рек, смотрели в костер и слушали, как шумит северное небо, полное холода, мрака и бледных сияний. Нас породнила не корысть и не взаимная выгода, наоборот – безлюдье и затерянность в бесконечности.

Его стихи похожи на стихи инопланетянина, попавшего на Землю, Алиханов смотрит на мир с какой-то особенной точки. Он все умеет – водить машину и моторную лодку, быстро развести под дождем костер, ощипать и разделать глухаря, засолить лосося, согреть остатками костра землю, чтобы не спать на сырой, но главное – он умеет видеть то, чего не видят другие», – Игорь Шкляревский («Московский Комсомолец»).

 

«Имя Сергея Алиханова на слуху, но в гораздо большей степени на слуху песни на его слова – «На высоком берегу, на крутом», «Лунная дорожка», «Ожившая кукла», «Красный закат» и многие другие.

 Все приходит вовремя для того, кто умеет ждать. Чему-чему, а ожиданию нас эпоха научила крепко. Сергей Алиханов долго ждал своих книг. Ждал их и я. И то, что мы их наконец дождались, свидетельствует, что жизнь поэта проходит не зря, что её нельзя затушевать, нивелировать. Рукописи в самом деле не горят, они только дожидаются, иногда очень долго, своего часа», – Юрий Антонов.

Работы автора

Оценка читателей:
Vote up!

3

Vote down!

Голосование доступно авторизованным пользователям

Комментариев: 0
наверх